Строительный каклог «Новосел»
«Дорожное радио» г.Клин

Современный след древних ремёсел

28 января 2018 besedin 0

Каждый город, особенно древний имел и имеет какую-либо особенность в экономическом развитии, связанной с местонахождением, природными условиями и окружающей средой. То, что накладывало отпечаток на занятия и ремёсла живущих в Клину людей, исследовал ответственный секретарь Клинского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Михаил Томилин.

На первой печатной карте Клинского уезда есть легенда-описание, которая гласит «Новая карта Клинского уезду со всеми селениями: принадлежит к Московской губернии, изобилует сей уезд больше лесом, нежели хлебом и состоит в шляхетских (то есть дворянских – М. Т.) деревнях и часть монастырских. Сочинял сию карту геодезист Тихон Ладоженский в 1729 году, внёс в атлас Иван Кирилов. Грыдор (гридор, то есть гравер – М. Т.): в Москве Алексей Зубов. 1733 года».

То, что уезд изобилует больше лесом, чем полями, во многом и наложило свой отпечаток на развитие Клинского уезда. К тому же Клин стоял на дорогах, соединяющих столицу с Тверью и другими крупными городами.

Часть местных жителей занималась ямским промыслом, часть содержала трактиры и кузни, для которых нужен был уголь. Использовали его и для самоваров. Древесный уголь на Руси производили с давних времён. Даже существовала отдельная профессия – углежог. Поэтому дерево активно перерабатывалось в уголь, для чего вырубались леса вокруг таких городов, как Клин. На военно-топографической карте Шуберта 1860 г., составленной по топографическим съёмкам, проведённым в 1852–1853 годах, в полутора километрах на восток от Клина отмечена сохранившаяся к тому времени угольная печь. В давние времена их было больше. Не случайно царь Алексей Михайлович «Тишайший» наложил запрет на вырубку деревьев вокруг Москвы, чтобы избежать полного уничтожения лесов.

Самыми ранними технологиями производства древесного угля считаются ямное и кучное углежжение. Они были очень примитивны, не требовали никаких материалов, кроме воды, дров и дерна, но по времени процесс мог продолжаться 3-4 недели. Массовое изготовление угля такими методами велось в XVII-XVIII веках, когда плотность населения была небольшой. Но уже с XIX века в России для получения угля из дерева стали использовать кирпичные печи. Как раз такая печь и обозначена на карте Шуберта. Она обеспечивала местные нужды кузниц, трактиров и населения Клинского уезда. Ценный отход производства – зола или поташ, а правильнее углекислый калий – широко применялся в стеклоделии, стекольной промышленности клинского Круга и Клина, а так же в мыловарении, производстве красок, белении льняных холстов, дублении кожи.

От производства древесного угля появились распространенные фамилии Углёв, Жоголев, Золин, Зольников, Золенев. Фамилия Жоголев произошла от словосочетания «жог уголь», то есть непосредственно от углежогов, которые жгли древесный уголь.

В северо-западной части Клинского уезда, к югу от деревни Дорино, располагавшейся рядом с рекой Шошей, в лесу, где сейчас раскинулся национальный парк Завидово, на картах того времени отмечены три смоляные печи. Смолу применяли в кораблестроении, канатном производстве, строительном деле, а также при обработке кожи в военном деле. В этих печах добывали и дёготь.

Больше всего ценился высокотоварный деготь, который курили только из березовой коры. Его применяли в первую очередь для смягчения кож, ухода за обувью, конной упряжью, а для смазки колес, тележных осей использовали деготь из старой березовой коры, валежника и березовых пней. Телеги, смазанные таким дегтем, не скрипели, сапоги не промокали, а конская упряжь не замерзала на морозе. Деготь широко применялся и как лекарственное средство, обладающее сильно выраженным антисептическим, противомикробным и противопаразитным действием.

Из древесины добывали еще и смолу. В древности в смолокурении использовали ямный способ добычи смолы. «На сухом месте выкапывали яму глубиной 2-3 аршина и шириной 5-6 аршин и обкладывали ее досками или обмазывали глиной, – описывал процесс смолокурения писатель-исследователь, директор Гусь-Хрустального историко-художественного музея Николай Скулов. – На дне ямы выкапывали еще «подъямник», в который вставляли деревянный ларь с крышкой с отверстием, куда собиралась смола. В яму загружали древесину сосны и ели (смолье), затем клали хворост и поджигали. Когда древесина достаточно разгоралась, яму покрывали дерном и засыпали землей для прекращения доступа воздуха, оставив лишь несколько маленьких отверстий на поверхности. Курение смолы продолжалось 5-7 дней».

По окончании процесса в ларе скапливалась смола. Если вместо сосны и ели загружали березу или березовую кору, получался деготь. Технология получения дегтя была та же. И в этом производстве зола или поташ были ценным отходом. С конца XIX века начали использовать смоляные печи с тем же принципом действия. Эти печи и отмечены на картах XIX века.

От этих ремёсел пошли другие распространенные, «профессиональные» фамилии, образованные в том числе от прозвищ, Смолин, Смолокуров, Смоляков, Дегтярёв, Поташев.

В клинском Круге до сих пор есть деревня Бортницына, хотя сейчас она называется Бортницы. Ее название дало другое древнее ремесло – бортничество. Бортник — человек, занимающийся бортничеством или бортевым пчеловодством. Бортью в древности называли старое дерево, дупло которого заселили дикие пчелы. Это очень древнее слово происходит от слова «бор» – сосновый лес, а его корень восходит к древнему индоевропейскому корню «bor, bur, ber», связанному с понятием оттенков красного цвета. От этого же корня берет начало и славянское обозначение БУРого цвета и бурого медведя. В древние времена бортники разыскивали дуплистые деревья, в которых роились пчелы, и добывали их мед.

Искать такое дерево по всему лесу – занятие не из легких. Да и меда таким образом много не добудешь. Поэтому бортники начали изготовлять самодельные борти в стволах сосен и приманивать в них пчел. Изготовление борти стоило больших усилий.

Поэтому бортевые деревья были на особом счету, передавались от отца к сыну и помечались особым родовым знаком – «знаменем». О бортевом промысле рассказал в своих записках знаменитый арабский ученый-путешественник X века Ибн-Руст, изучавший быт славянских племен и их соседей: «Из дерева выделывают они род кувшинов, в которых находятся у них и ульи для пчел, и мед пчелиный сберегается. Хмельной напиток приготовляют из меда».

С лесом на Клинской земле связано много названий пустошей – Дор, Подары, Раменье, Ивки, Дубки, Сосновец, деревень – Подорки, Доршево, Дорино, Чащино, сельца Подберезье, реки Раменка и многих других географических объектов. Так обилие лесов оказало влияние на занятия предков жителей Клина.

МИХАИЛ ТОМИЛИН

Понравилась статья? Поддержите нас!

Подпишитесь на наши новости:

Оставить комментарий

Реклама
vk668317