Строительный каклог «Новосел»
«Дорожное радио» г.Клин

В имени завода скрыта не одна история

20 июня 2018 besedin 0

В №№ 1, 2, 11 газеты «Клинская Неделя» ответственный секретарь клинского районного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Михаил Томилин рассказывал, как в названиях деревень отразились традиции скоморохов, ремесленников, живших на клинской земле. Оказывается, и сами предприятия ремесленников получали свои названия неспроста.

На улице Литейной напротив храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» и современного центрального рынка, где когда-то было клинское городское кладбище, находится стекольный завод.

Считается, что стеклянный завод торгового дома Сергея Глинского и Ивана Титова основан в 1896 году. По другим данным, на этом месте завод по производству стеклянных изделий работал ещё с 1885 года.

Он выпускал аптекарскую посуду разных фасонов, химическую и парфюмерную посуду и другие принадлежности для аптек и лабораторий. На аптекарские флаконы ставили клеймы «С.Г.».

В современной России завод работает под вывеской ОАО «Медстекло» – «предприятие, которое специализируется на выпуске бесцветного медицинского стекла, – говорится в его официальной презентации.

Основными видами продукции являются флаконы вместимостью от 5 до 20 мл и ампульный товарный стеклодрот разного диаметра. Кроме того, выпускаются цилиндры для шприцев многократного применения разных вместимостей, пробирки парфюмерные и для упаковки лекарственных средств, колонки для гемосорбции и другая продукция».

Сейчас, не выдержав специфики Российского капитализма, по имеющейся информации, завод объявлен банкротом, но продолжает работать на малую мощность.

Поначалу этот стекольный завод назывался Божедомским. Откуда такое странное название? В России с давних времён соблюдались дохристианские традиции и поверья.

У русского народа существовало такое понятие, как заложные покойники, то есть люди, погибшие не своей смертью, насильственно и по неосторожности.

Их хоронили на отдельных кладбищах. На этих же кладбищах хоронили самоубийц. Так как считалось, что души таких людей не упокоены. Главной целью жизни у русского народа считалось принять достойно смерть, уйти из жизни, пройдя всю её со страданиями и лишениями и стать родителем.

О заложных покойниках писал историк церкви профессор Евгений Голубинский и российский и советский этнограф Дмитрий Зеленин, чьи работы в основном посвящены верованиям и обрядным практикам восточных славян.

В 1917 году вышла его книга с масштабными исследованиями «Очерки русской мифологии: умершие неестественной смертью и русалки». Он, например, исследовал обряд перекрестывания, который, по мнению народа, спасал людей, ушедших из жизни насильственной смертью, особенно пострадавших за правое дело, убитых, защищая близких, на войне, при пожаре. В честь таких ушедших людей потом называли новорождённых.

Кладбища, на которых хоронили заложных покойников, назывались убогими или божьими домами. В простонародье они назывались божедомками.

Улица Божедомка в Москве называется по кладбищу, на котором в Москве хоронили заложных покойников. По мнению доктора исторических наук Александра Пыжикова, со времён Петра Первого по всей России началась совместная борьба власти и православной церкви против таких кладбищ.

Первый этап этой борьбы Петр Первый, Екатерина Первая, Анна Иоановна проиграли, и только Екатерина Вторая переломила ситуацию, и при ней кладбища заложных покойников – божедомки начали исчезать, а самоубийц стали хоронить за оградами церковных кладбищ.

В Клину огромное древнее кладбище находилось на северо-восточной окраине города во многие времена. Оно отмечено на генеральных планах развития Клина XVIII и XIX веков. Как и старинная улица Николаевская, шедшая от него.

После революции её переименовали в улицу Большевиков, а сегодня мы её знаем, как улицу Гайдара. Улица Николаевская продолжалась нынешней улицей Новоямской, которая и шла к Николаевской железной дороге, но не примыкала к ней.

Значит, и свое название улица получила не от неё, не от железной дороги. В Клину в те времена на древнейшем городском кладбище, располагавшемся за рекой Сестрой перед деревней Праслово, стояла Никольская церковь или часовня в честь святого Николая Чудотворца.

По-моему мнению, именно по имени этой старинной церкви назвали улицу Николаевской. Она шла от Новоямской улицы мимо городских бань Юмберга, расположенных перед рекой Сестрой, затем по мосту через реку к древнему клинскому кладбищу, к Никольской-Николавской церкви-часовне.

Это древнее городское кладбище ко второй половине XIX века исчерпало свои возможности, потому что город Клин рос и увеличивался по количеству населения и по площади.

Поэтому в 60–е годы XIX века открыли новое городское кладбище, на котором построили новый кладбищенский храм во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

Освящение новой кладбищенской церкви состоялось в 1861 году. Она была приписана к Троицкому собору Клина. Так исторически сложилось, что напротив нее располагался большой пустырь, простиравшийся до улицы Николаевской.

Однако на нем никто ничего не строил, в том числе и местные жители, хотя дома по ул. Литейной в разных ее частях стояли. Объясняется это обстоятельство, судя по всему, тем, что на этом пустыре находилось кладбище заложных покойников – божедомка.

Конечно, оно не было таким большим, как территория нынешнего завода. Однако улица Литейная, по всей видимости, разделяла два бывших кладбища – основное и божедомское, заложных покойников.

В 30-е годы XX века клинская божедомка оказалась забытой, а затем и застроенной корпусами нового стекольного завода. Городское же кладбище вокруг храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» застроилось клубом стекольного завода, жилыми домами и колхозным рынком.

А о кладбище заложных покойников теперь напоминает только надпись на старинной фотографии «Божедомский стеклянный завод Глинского».

Автор этой фотокарточки точно знал, почему таким прилагательным обозначили завод.

МИХАИЛ ТОМИЛИН

Понравилась статья? Поддержите нас!

Подпишитесь на наши новости:

Оставить комментарий

vk668317