Планы по благоустройству городского округа Клин
«Дорожное радио» г.Клин

Мусорные свалки: жизнь после закрытия (окончание)

besedin417

Без полигонов твердых бытовых отходов сейчас пока не обойтись. Но как они должны быть устроены по уму? Чтобы вреда от их – пусть и временного – «наличия присутствия» было меньше? На эти вопросы ответил генеральный директор компании «ЭКОКОМ» Оливер Кайзер, «австрийский русский», как он сам себя называет.

Какой полигон можно считать правильным?..

– Во всём мире устроено так: если полигон работает, то на нём должны быть три составляющие. Первая – это каток, который уплотняет отходы.

Он необходим для того, чтобы было поменьше доступа воздуха. Тот, кто когда-нибудь разжигал костры, знает, что для лучшего горения нужен доступ кислорода. На полигоне отходов создавать для огня условия не надо.

Наоборот, нужно соблюдать пожарную безопасность. Уплотненный мусор загорается реже и горит хуже, чем рыхлый. Каток еще бережет ресурс, потому что чем больше в эти оставшиеся полигоны, простите, «запихнуть», тем меньше нужно открывать новых полигонов. Раз уж нет пока заводов…

Вторая составляющая — это система сбора, обезвреживания и утилизации свалочного газа. Она нужна для того, чтобы бороться с выбросами и запахами. Есть стандартная технология, которая развивалась в мире в течение 30 лет: её придумали, построили, эксплуатировали, замечали недостатки и с каждым годом улучшали.

Страны учились друг у друга.

То, что мы строим сегодня, – это системы, которые я называю классикой, про них написано во всех учебниках. Они оптимально функционируют. Они – диагностируемые, они – ремонтируемые. Если в них, как и в любой системе, время от времени что-то ломается, то мы можем это определить и исправить.

Третья составляющая – это система сбора фильтратов и их очистки. Все три – это механизмы, инженерия. Есть и ещё одна составляющая, но уже не техническая. Это правильное управление объектом: чтобы мусоровозы правильно заезжали, пробки перед полигоном не образовывались, не были разваленные кучи, вовремя делалась пересыпка грунтом – то есть, чтобы все было правильно организовано.

Все эти составляющие и позволяют создать не обычную свалку, а современный, чистый, безопасный полигон, и обеспечивают минимальные выбросы, минимальное отрицательное влияние на окружающую среду.

Недавно я побывал на полигоне Левобережный в Долгопрудном и, хотя проблемой мусора в России занимаюсь уже 15 лет, всё так же удивляюсь.

Мне по-прежнему становится грустно, когда я понимаю, сколько красивых и дорогих людям мест поблизости от жилых районов были, к сожалению, использованы для захоронений отходов, до какой степени они разрослись и какой потенциал экологической опасности предоставляют.

Это всегда становится видно, когда стоишь наверху полигона: осознаешь и понимаешь, как красиво здесь могло бы быть, и как убивает эту красоту всё то, что находится вокруг.

Я очень рад, что руководители Московской области наконец-то реально взялись за эту проблему. Я убежден, что в течение следующих пяти лет все эти места, которые сегодня закрыты и которые сегодня выбрасывают свалочный газ, удастся возвратить людям, превратив их в зоны отдыха, в интересные места.

– Технологии, действительно, есть. Они известны, знакомы. Но зачастую между «знать» и «уметь применять» – дистанция огромного размера. Насколько в Ядрове под Волоколамском, в Алексинском карьере под Клином и на других полигонах реально что-то делается?

– Очень долго, действительно, не получалось, но с тех пор, когда реально взялись… Очень хорошо получается! Я это заметил два года назад. В Клину у нас 40 скважин, которые откачивают около двух тысяч кубов свалочного газа и обезвреживают его в высокотермическом факеле.

Сегодня все закрытые участки полигонов этими системами обеспечены, и от них плохой запах не выходит. Есть открытые участки, на которые только начали завозить мусор, но в ближайшее время уже и там будут выкачивать газ.

В Ядрове работаем не мы, и там применяется немного другая технология сбора газа и фильтрата, но тоже все очень хорошо сделано. А технология обезвреживания, сжигания этого газа такая же, как у нас.

Старый участок полигона там полностью рекультивирован. Сейчас обкладываются пленками, дренажными слоями откосы.

– Эти работы финансирует министерство экологии Подмосковья или сами компании, которые владеют полигонами?

– Министерство экологии Московской области ввело инвестиционную надбавку, которая позволяла финансировать и софинансировать мероприятия, что совершенно правильно и логично.

Например, у меня есть отходы, которые для меня ценности не представляют, и я хочу от них избавиться и подешевле, а потому… выбрасываю в яму. То, что там ничего хорошего с ними произойти не может, это понятно.

Но для меня это уже утратило свою цену. Другое дело, когда я хочу эти отходы как-то использовать, переработать, вернуть им ценность, например, превратить в газ или пластмассу. Но это стоит усилий и денег.

Причем, больше, чем сам ставший ненужным материал. Это логично, иначе бы все люди не избавлялись от отходов, а сами их перерабатывали и превращали в деньги. Но для людей ценность этих вещей потеряна.

Поэтому они их выбрасывают. В советские времена, стеклянные бутылки, например, никто не выбрасывал. А бумагу меняли на книги.

– Это была система, и она сейчас возвращается. Тогда ее создало государство, а сегодня она самоорганизовалась. Некоторые материалы стали ценными и отбираются. Однако остается очень много отходов, которые не представляют никакой ценности.

Как в лучших домах… Африки

– Я слышал, что Евросоюз ужесточает использование пластика. А в Африке уже есть страны, где пластиковые пакеты и бутылки уже запрещены. Дойдём ли мы до этого в России?

– Да, пластик с одной стороны очень удобен и полезен. Но у пластика есть и отрицательные качества, которые уже заметно сказываются на жизни нашей планеты. Он очень долго разлагается, а потому откладывается в некоторых местах океана уже многометровым слоем.

Из-за этого гибнут животные. Но сказывается он и на здоровье самого человека. Поскольку культура обращения с отходами в Евросоюзе более развита, первые шаги и в этом направлении там сделали раньше.

Но Россия догоняет, потому что она умеет учиться на чужом опыте. Есть очень много случаев, когда Россия берёт с других пример и осуществляет все те же мероприятия, но лучше чем там. Потому что использует опыт их 20 лет и новые, более современные технологии.

Я люблю Россию. Считаю, что у русских есть и креативность, и изобретательность, и способность к науке. Почему они не должны что-то делать намного лучше, чем англичане или австрийцы? Должны! И делают. Это у русских очень хорошо получается.

АЛЕКСЕЙ СОКОЛЬСКИЙ

Начало:

Читайте больше на эту тему:

Понравилась статья? Поддержите нас!

Подпишитесь на наши новости:

Оставить комментарий

Реклама
vk668317