Планы по благоустройству городского округа Клин
«Дорожное радио» г.Клин

Нефизическая закономерность

Александр Авдошин136

Это было давно… Ещё совсем молодым журналистом с группой коллег мы приехали в Дубну – город не просто учёных, а в том числе и учёных легендарных.

Помню, как человек, водивший нас по территории института ядерных исследований, вдруг притих и шёпотом сказал, показывая на старичка, идущего по соседней аллее: «Посмотрите, это тот самый академик Флёров, который во время войны написал с фронта письмо Сталину! О том, что необходимо возобновить работу над созданием атомной бомбы. Его, молодого лейтенанта, могли бы тогда и расстрелять за то, что «пытается уклониться», но в итоге его вызвали с фронта и включили в группу учёных, занимавшихся этой проблемой».

Совсем немного времени прошло тогда после аварии на Чернобыльской АЭС, и, общаясь с академиками, физиками-ядерщиками, мы не могли не спросить, что же там произошло? Помню, как удивил меня ответ одного из них. (К стыду своему, имя этого человекая не помню – молодой был, не опытный, не записал…) Он сказал:

– На Чернобыльской АЭС была такая мощная, многоуровневая система «защиты от дураков» (есть в технике такой «неформальный» термин), что она не должна была взорваться ни при каких обстоятельствах.

– Но она же всё-таки взорвалась! Почему?

– Да потому что от наших дураков не поможет никакая защита…

И рассказал, как сотрудники станции одно за другим совершали действия, противоречившие и должностным инструкциям, и здравому смыслу. Подробностей его рассказа, конечно, уже не помню. К тому же были в нём и профессиональные «штучки», которые неспециалисту понять было не просто.

Эту поездку в Дубну, и рассказ физика-ядерщика мне напомнил американский сериал «Чернобыль», который фактически «расшифровал» и не понятое тогда, и забытое… Есть в фильме и о том, как приходилось выполнять дурацкие распоряжения, и о том, как скрывалась грозящая людям опасность. Потому что были более важные – «государственного масштаба» причины…

Другая история тоже произошла давно. В общежитие, в котором я жил, какой-то идиот принёс банку с ртутью и – выбросил её в мусоропровод… Слова «интернет» тогда никто даже не слышал, но слухи распространялись быстро. В пределах, естественно, допустимого… Точнее – в пределах разрешённого. В те годы мой приятель-сосед дружил с врачом, одним из руководителей санэпидемстанции. Имя его я помню, потому что уважал этого человека, но называть не буду: без согласия – не красиво, а согласия спросить уже не получится, потому его, к сожалению, уже давно нет в живых. Мы в те годы сидели порой вечерами, обсуждая за «рюмкой чая» проблемы насущные. Ртуть, её ядовитые испарения просто не могли не стать одной из таких проблем. И я спросил, насколько это опасно для жителей нашей общаги.

– Если честно, всех вас надо отсюда выселять. И если б мне позволили это сделать, я, проведя замеры, должен был бы выдать заключение о срочной эвакуации всех жителей общежития. Но с одной стороны: мне никто не даст такой документ подписать, а тем более – дать ему ход, а с другой стороны – как ты думаешь: захотят ли уезжать отсюда все те, кто здесь живут? И главное – куда им уезжать? Сам знаешь – не от хорошей жизни все они – да и ты тоже – здесь оказались.

– И что делать?

– Что делать? Наливай! За здоровье! Пусть оно у всех нас будет таким крепким, чтоб никакая ртуть не могла его прошибить…

Следующая история из недавнего прошлого. Рассказали мне её коллеги, живущие в одном из крупных российских городов. У них сначала широко разрекламировали систему «экомониторинга», который должен был в модном нынче режиме «онлайн» в любой момент любому желающему предоставлять информацию о том, превышают ли в воздухе и воде – и если да, то во сколько раз – предельно-допустимую концентрацию (ПДК) всяко-разные вредные вещества. Система проработала один день. Потом «сломалась». И починить её, как оказалось, «нет никакой возможности». Сначала на каверзные вопросы экологически-озабоченных людей отвечали, что, мол, «да-да, конечно, скоро, в ремонте», что «увы, нет совершенства в технике» и т.д. Потом история благополучно забылась…

Совсем недавно мы узнали, что техника неожиданно подвела и после взрыва в Северодвинске, во время которого погибли пять сотрудников Росатома. После этого «инцидента» две российских станции мониторинга радиации – в Кирове и в Дубне – действующие в России в рамках Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), как-то вдруг неожиданно перестали передавать данные… Об этом опять-таки рассказали американцы… Наши чиновники объяснили причину – «проблемы с сетью и связью».

Медики, которые оказывали помощь пострадавшим, сейчас сами находятся на обследовании. Им, как водится, не сообщили об угрозе радиационного заражения. Может, тоже им «не смогли дозвониться»? – Ну, сами знаете: «аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети…»

У нас вообще что-нибудь меняется? Или мы действительно совершаем «камбэк ин USSR»? Правда, не в то хорошее, что там действительно было, а в то, из-за чего мы так хотели из той «системы» вырваться…

Неужели нам опять, чтобы знать правду, надо слушать «вражьи голоса»? Или ждать, когда лет через 30 американцы снимут сериал с названием, например, «Северодвинск»?..

Алексей Сокольский

Читайте больше на эту тему:

Понравилась статья? Поддержите нас!

Подпишитесь на наши новости:

Оставить комментарий

Реклама
vk668317