Планы по благоустройству городского округа Клин
«Дорожное радио» г.Клин

Детский писатель или садист

Сергей Заведеев119

Раскрываем некоторые факты из жизни Аркадия Петровича Гайдара.

С известными, но уже ушедшими из жизни людьми часто бывает, что вокруг их имени накручивается немало мифов, завуалированных недомолвок, подтасовок или просто откровенной лжи. Не обошёл этот информационный массив и детского писателя Аркадия Павловича Гайдара (Голикова). Мы предлагаем рассмотреть некоторые распространённые и, якобы, достоверные факты о Гайдаре.

Первое. Свои самые известные книги Гайдар написал, находясь в Клину.

А.П. Гайдар приехал в Клин в 1938 году и к этому времени он уже был известен как писатель.

Считается, что все три года пребывания в Клину Гайдар жил в городе постоянно и здесь же написал «Чук и Гек», «Тимур и его команду», «Судьба барабанщика», «Комендант снежной крепости» и «Дым в лесу». Но это не совсем так.

– У Аркадия Петровича Гайдара была своя квартира в Москве, говорит Наталья Перлина, заведующая Домом-музеем А.П. Гайдара. – Можно сказать, что с 1938 по 1941 год он жил на два дома – в Клину и в Москве. Он вообще много ездил по стране, часто и подолгу не бывал ни в столице, ни в Клину. Поэтому утверждать, что Аркадий Петрович, находясь в клинском доме, писал одну из своих книг с первой до последней страницы, нельзя. Он мог писать в дороге, находясь в местах отдыха или в городах – целях своих поездок, делать пометки. Но мы всё равно по праву считаем его известные произведения клинским периодом творчества Гайдара.

Доказано, к примеру, что книга «Чук и Гек» (ранее «Телеграмма») была точно окончена в Клину. Этот вывод можно сделать из совпадения даты публикации произведения в газете «Пионерская правда» в 1939 году. Также неоспоримо то, что сюжеты книг «Тимур и его команда», «Дым в лесу», «Судьба барабанщика» были задуманы Аркадием Гайдаром в Клину. Об этом свидетельствуют письма и дневниковые записи писателя.

Второе. У героев книг Гайдара были реальные прототипы.

И да, и нет. Как говорят сотрудники Дома-музея А.П. Гайдара, для того, чтобы собрать для своих книг характерных персонажей, писатель часто наблюдал, как играют местные подростки. Наблюдал и записывал их характеры, манеру поведения и общение. Эти наблюдения легли в основу описания «тимуровцев», «квакинцев» и других его книжных героев, что подтверждает письмо Гайдара жене. В произведении «Дым в лесу», которое было написано по мотивам клинских событий того времени, персонажи узнаваемы.

Третье. Во время гражданской войны Гайдар (Голиков) проявил себя извергом и садистом.

Приводим выдержки из книги Владимира Солоухина «Солёное озеро» о Хакасии.

«…Когда я закончил вопрос, старик вскочил, еле отплевался и побагровел от ярости. «Этот черт сколько невинных хакасских, русских людей сгубил. Сколько сам расстрелял, порубил шашкой, под лед запихал с солдатами и сам, невинных от себя под лед».

«…Немного позже пошел половить рыбу на наше озеро и позвал с собой Семена Епифановича Тюндештеева. Когда мы сидели на помосте из фанеры, он нахмурился и говорит: «Гриша, а может, мы сейчас сидим на костях наших людей, убитых Голиковым, хакасских людей. Ведь и в это наше озеро, народ говорит, под лед сам лично пихал почти живых людей еще…».

«…Видел сам. Моего родственника, 12 лет, который играл железным шомполом, увидел Голиков. «Что это такое? Где взял? Ты, наверное, связной?». Мальчик ничего не мог ответить. Наверное, он даже не знал, что такое – связной. В ярости Голиков шашкой зарубил мальца (…)»

Вот так описывает «писатель-деревенщик» (писатель о жизни села) Владимир Солоухин боевую молодость Гайдара. Однако есть одно «но». Все описания якобы убийств описаны только с чужих слов. Никаких документальных подтверждений автор книги не нашёл, что не характерно для того времени. Официальные отчёты о казнях «врагов революции и их пособниках» были неотъемлемой процедурой того времени. Солоухин смог найти в архивах донесения самого Голикова, но в них ничего не говорится о массовых убийствах. Вот, например:

«2.4.23 Тов. Кудрявцев! Дня через два мне необходимо уйти в тайгу для обследования тайных дорог по Ничкургопу, так как по замеченным мною приметам отсюда недавно ушли бандиты шайки Соловьева (…). Очень прошу – снимите какие-нибудь никчемные гарнизоны, дабы мне можно было полностью обследовать таежные дороги, а потому 3 апреля жду приказаний по существу моего сообщения. После чего ухожу с отрядом Измайлова в тайгу, самостоятельно возлагая на себя ответственность за принятые меры.

Комбат ГОЛИКОВ».

Публицист и биограф Гайдара Борис Николаевич Камов по поводу «зверств» детского писателя считает, что Солоухин приписывал Гайдару жестокость других красных командиров. Он пишет, что 1921 году командование Тамбовской губернии не могло справиться с повстанцами и уговорить их добровольно сдать оружие. Прибывший в штаб 17-летний командир полка Голиков предложил сдавшихся не наказывать тюремным заключением, а просто отпускать. После этого добровольно прекратили мятеж более 6 000 человек. Для усмирения банды в Хакасии Голикова послали как человека, умеющего договариваться, то есть, как лицо способное к социальной дипломатии. Причем, послан он был один, без вооружённого отряда.

Четвёртое. Бытует мнение, якобы основанное на фактах, что Гайдар был психически больным.

Это полная инсинуация. В 1919 году взрывная волна шрапнельного снаряда выбила Голикова из седла, он получил контузию головы. Позже врачи поставили ему диагноз: посттравматический невроз. Он периодически давал о себе знать: тряслись ладони, были невыносимые головные боли. Но его психика не была повреждена (об этом говорят произведения Гайдара, которые в последствие он писал). Однако автор вышеупомянутой книги, основываясь на дилетантских выводах бывшего друга Голикова, просто заменил слово невроз на психоз. Получился «маниакально-депрессивный психоз».

Сотрудники клинского Дома-музея Гайдара считают, что это было сделано, чтобы «заострить» книгу, сделать её более пикантно-сенсационной.

– Это своеобразный пиар, – говорит Надежда Румянцева, научный сотрудник музея. – Сам автор был далеко не популярен и поэтому, видимо, таким образом решил расширить свою читательскую аудиторию, используя игру медицинских терминов.

Пятое. Дом в Клину был собственностью Гайдара.

Изначально Гайдар снимал в клинском доме небольшую часть в одной комнате у семьи Чернышовых. Хозяином же дома был зажиточный сапожник-предприниматель, имевший лавки в Клину и в Москве. У него даже была небольшая артель. Позже Матвея Чернышова «раскулачили» и сослали. После женитьбы на дочери хозяев Доре Гайдар помогал с ремонтом здания, взяв для этого ссуду, занимался огородом, выращивал своё любимое растение – топинамбур.

Само деревянное здание, как писал Гайдар «домик-крошечка в три окошечка», ему видимо приглянулось тем, что почти в точности повторяет дом в Арзамасе, где он жил до 1919 года.

В настоящее время Дом-музей пользуется популярностью не только у клинчан и жителей Московской области, но и у людей из других регионов. С начала 2019 года посетителями музея стали 3626 экскурсантов.

 

Сергей Заведеев

Читайте больше на эту тему:

Понравилась статья? Поддержите нас!

Подпишитесь на наши новости:

Оставить комментарий

Реклама
vk668317