Юлия Ковальчук и Алексей Чумаков
о годовщине свадьбы, семейной жизни и отдыхе
на Мальдивах

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading Загрузка...

«Юля мечтала попасть на Мальдивы, а у меня в то время было очень тяжелое финансовое положение. И тут мне на день рождения один человек сделал довольно дорогой подарок. Я подумал: Юля хочет на Мальдивы? Значит, будет правильно устроить ей такое путешествие. Продал тот подарок, и на вырученные деньги мы полетели», — рассказывает Алексей Чумаков.

— Юлия, Алексей, вы ведь не в первый раз отдыхаете на Мальдивах?

Юлия: Уже в третий. Еще до того как мы попали туда в первый раз, я очень много слышала об этих островах. И поездка сюда стала моей мечтой. Хотя я до этого отдыхала и на Бали, и в Шри-Ланке, и в Таиланде, и на Кубе. Но когда кто-то из знакомых, побывавших на Мальдивах, показывал фотографии, я думала: ну это же нереально красиво, так просто не может быть! И вот семь лет назад мы с Лешей решили съездить, проверить. В аэропорту произошла забавная история: мы встретили Олега Газманова с супругой. Говорим: «Вот, мы на Мальдивы». — «Мы тоже». — «Мы в первый раз». — «А мы в одиннадцатый». Как же мы удивились! Спрашиваем: «И что, вам не надоело все время в одно и то же место ездить?» А они: «Ребятки, вот вы разочек туда слетаете и поймете, что для артиста лучшего места для отдыха быть не может. Уж поверьте нам, мы ведь объездили весь мир». Мы с Лешей с сомнением отнеслись к их словам, но когда сюда попали — все поняли. Первое ощущение вообще ни с чем не сравнимое! Мы летели на маленьком гидроплане, и под нами был лазурный океан и островки какого-то невозможного цвета с этими белоснежными пляжами… Я была абсолютно счастлива. Мой мужчина, которого я люблю, исполнил мою мечту! Хотя у нас толком и возможности такой в те времена не было…

Алексей: Могу сказать честно: у меня тогда было очень тяжелое финансовое положение, я только ушел от продюсера Евгения Фридлянда, а поскольку расторг с ним контракт односторонне, нужно было выплачивать большие отступные. Я не жалуюсь, просто объясняю ситуацию. А за концерт мне могли заплатить в те времена не больше тысячи долларов. Для сравнения скажу, что, работая в ресторанах, люди лучше зарабатывали. И тут мне на день рождения один человек сделал довольно дорогой подарок. Я подумал: Юля хочет на Мальдивы? Значит, будет правильно устроить ей такое путешествие. Продал тот подарок, и на вырученные деньги мы полетели. Конечно, не бизнес-классом и вообще особо не шиковали.

Юлия: Мы приехали с друзьями, но сама атмосфера на Мальдивах располагает к романтическому уединению. Вот мы с Лешей и уединились. Наши друзья на нас даже обижались: «Что же это такое? Мы же прилетели вчетвером, а вы нас полностью игнорируете. Совесть-то имейте! Давайте хотя бы ужинать вместе». Но они — 20 лет женаты, вот им и требовалось общение еще с кем-то. А мы с Лешей всего год как были вместе…

— Говорят, что первый совместный отпуск очень показателен. Это хорошая возможность по-настоящему узнать друг друга.

Алексей: Вообще-то мне и в голову не приходило в тот момент присматриваться к Юле. Просто я убежден, что на отдыхе можно узнать лишь, зануда человек или нет. А для этого не обязательно лететь на край света. Действительно выяснить, что за человек рядом с тобой, позволяет только совместный быт. Я думаю, что за семь лет под одной крышей в Москве я гораздо лучше узнал Юлю, чем за пару недель отпуска.

— Ну, я имею в виду, что в отпуске вы вместе с утра до вечера — вот и есть возможность друг к другу приглядеться…

Юлия: Это для тех, кто только в отпуске впервые оказался под одной крышей. А наши с Лешей отношения развивались по другой схеме: мы после первого же свидания стали жить вместе, у нас не было испытательного срока. Восемь месяцев, правда, еще считалось, что у каждого из нас собственное жилье. Но за эти восемь месяцев я в своей квартире побывала от силы раз десять.

Алексей: Единственное, что мы узнали нового друг о друге в ту первую поездку, — это что мы по-разному отдыхаем. Юле необходимо движение. Ей даже в отпуске надо рано встать и сразу куда-то идти. А я ленивый и нерасторопный, могу спать до обеда. И сначала Юля пыталась меня растормошить: «Смотри, какое солнышко, надо сейчас же идти загорать!» Но она быстро поняла, что не нужно пытаться подстроить друг друга под свой график. Так что теперь у нас с этим проблем нет. Она уходит гулять или плавать, а я могу полдня просидеть на вилле, посмотреть новости, в тенечке почитать — и только потом пойти купаться. К тому же я пишу книги. (Сейчас Алексей готовит к печати уже третью книгу. Первый его роман «В поисках призраков» вышел в декабре прошлого года. — Прим. ред.) На этот раз написал страниц 20 за несколько дней. Уже неплохо.

Юлия: А я отдыхала, даже не думала о работе. Мне очень нравится здесь. Полная уединенность, слияние с природой, возможность просто высыпаться, дышать теплым океанским воздухом. Тут невероятно светлые ночи, можно без фонаря гулять: луна и звезды светят очень ярко, и песок такой белый, что отражает этот свет. В глубине острова, может быть, по ночам немного душновато. Но если поставить столик на берегу, прямо на песке, то теплый ночной океанский бриз будет тебя обдувать… Это очень романтично — ужинать вдвоем при свечах под пальмой на белом песочке…

Алексей: Если в Москве на крыше какого-нибудь высотного дома, свесив ноги, пить кофе, глядя сверху на город — в этом не меньше романтики. По мне, в этом даже больше экспромта, нежели в заранее заказанном столике на берегу, когда вокруг тебя ходят официанты, подливают воды и думают, какие новые клиенты будут сидеть завтра у них за таким же столиком в окружении таких же факелов и сколько оставят на чай. Но женщинам нравятся такие ужины — значит, нужен столик на песке на берегу океана. (Смеется.)

— Это правда. Легкий бриз, дыхание теплого океана, трепетные огоньки свечей, бокал хорошего вина…

Юлия: Мы пили коктейль «Космо­политен». В свое время, в Нью-Йорке, я познакомила Лешу с этим напитком. Как сказала Сара Джессика Паркер: в Нью-Йорке самый лучший «Космополитен». На самом деле, здесь никакого алкоголя не хочется. Такая свежесть вокруг, что нет необходимости как-то себя дополнительно расслаблять. Еще тут совсем нет людей. За целый день может вообще никто ни разу мимо вас не пройти. Наверное, такой отдых подходит не всем. Людям, нуждающимся в веселой, шумной компании, каких-то развлечениях, острова покажутся скучным местом. Но только не нам с Лешей! Хотя, конечно, для нас на первом месте наша Испания, но на втором — Мальдивы. Здесь мы по-настоящему эмоционально и морально восстанавливаемся. У нас ведь был очень насыщенный год. На двоих пять крупных проектов: тут и кино, и съемки шоу: «Один в один», «Наш выход!». У меня был проект «Взвешенные люди» на СТС, а у Леши на том же канале — «Империя Иллюзий: Братья Сафроновы». Одновременно мы дописывали мой альбом. Это не говоря уже о концертах. В общем, год был хороший, но настолько сложный, что хотелось уехать куда-то и просто помолчать, позагорать, поплавать… На этот раз мы выбрали небольшой остров, далекий южный атолл. Здесь нет отдыхающих с детьми — только парочки. Всего 50 вилл, и весь остров медленным шагом можно обойти за 15 минут. По утрам я так и делала: надевала наушники, включала музыку и обходила остров. Потом завтракала, плавала, читала… Я очень люблю читать, но в обычной жизни на это нет времени. А тут две книжки прочла. Потом просыпался Леша, и мы шли купаться. Практически каждый день плавали с маской. Наш отель «Park Hyatt Maldives Hadahaa» отличается от всех других мальдивских. У его руководства особая философия: они старались не трогать первозданную природу. Мне рассказывал главный менеджер по имени Джулиан Мур (мы смеялись, что он полный тезка актрисы Джулианны Мур), что из-за этого отель очень долго строился — четыре года. Обычно-то отели возводят месяцев за восемь. Сначала полностью вырубают растительность, удаляют у берега все кораллы, большими судами завозят строительные материалы, а когда все построено, заново засыпаются лагуны специально привезенным песком. Потом сажают пальмы на берегу и кораллы в воде. А здесь была совсем другая технология. Все, что нужно, привозили на маленьких лодочках. И джунгли вырубали по минимуму, ровно в тех местах, где что-то строили. И поэтому тут все первозданное, и кораллы сумасшедше-красивые, и безумное количество рыб. Однажды в десяти метрах от нас появилась огромная стая дельфинов. Они кружили совсем рядом!

167233

— Здесь ведь и акулы водятся. Видели их?

Алексей: Видели, очень круто! Но они небольшие, где-то полутораметровые.

— Ничего себе небольшие!

Алексей: Это рифовые акулы, они на людей не нападают. Но все равно, конечно, тревожно, когда они рядом. Мы с Юлей как раз занимались снорклингом. Обогнули коралловые рифы, а там сразу дно резко уходит вниз. Получается, с одной стороны у тебя стена из кораллов, с другой — обрыв и пропасть, открытый океан. И вот там плавают акулы. Вроде бы жутко, но нас так туда и потянуло. Знаете, это как притяжение высоты, а тут — притяжение глубины. И мы поплыли, прямо на акул. Я получил неимоверное удовольствие! Может, дело еще и в том, что я Рыбы по знаку зодиака. Могу плавать подолгу. Но приходилось раньше возвращаться, потому что Юля мерзла. А я толстокожий, у меня много жира.

— Интересно, вы в детстве мечтали о красивых платьях, путешествиях на тропические острова?

Юлия: Я, кстати, как и Леша, выросла в семье с очень небольшим достатком. Такая среднестатистическая инженерно-педагогическая семья. У нас не было видеомагнитофона, долгое время не было телефона. Но у меня очень оптимистичные родители. И даже в самых сложных ситуациях никто не приходил в уныние. И я никогда не чувствовала себя чем-то обделенной. У меня была кукла Барби, и я сама строила для нее замки и шила одежду, и она была у меня самая красивая.

Помню, очень любила смотреть «Санта-Барбару», «Рабыню Изауру». Или про Марию, которая из закройщицы стала великим дизайнером. И я маме говорила: «Хочу такие красивые платья, хочу такой дом». А мама отвечала: «Доченька, да пожалуйста! Но ты видишь, как много им пришлось трудиться для этого. Если ты готова — ради бога!» Через такие милые детские разговоры, мама и формировала у меня желание работать и обязательно идти к своей цели до конца.

— И теперь все, о чем вы мечтали, потихонечку воплощается?

Юлия: Многое уже, конечно, сбылось, но в моей голове так много планов на будущее, что мои мечты никогда не иссякнут.

— Считается, что счастливые пары получаются из людей одного социального уровня…

Юлия: Возможно, в финансовом плане не всегда обязателен один уровень. Например, муж — успешный бизнесмен и добытчик, а жена — прекрасная мама и домохозяйка. Оба состоялись, но с разным финансовым статусом. А вот в смысле востребованности — обязательно. Во всяком случае, если речь идет об артистах. Потому что если в паре кто-то более популярен, то, как показывает практика, это часто приводит к расставанию. Творческие люди амбициозны, эмоциональны и не всегда объективны. Я счастлива, что нас с Лешей такие проблемы не коснулись. И мы с ним развиваемся каждый в своем направлении. Наши лестницы идут параллельно, и мы не пересекаемся, не конкурируем друг с другом.
Алексей: А я думаю, что и в финансовом плане лучше быть на равных. У меня был опыт, после которого я пришел к такому выводу. Давно, еще до знакомства с Юлей. Я тогда зарабатывал в среднем 400 долларов в месяц, хотя и был при этом уже довольно известным парнем. Иногда не мог себе позволить даже на метро поехать и ходил пешком от ВДНХ до концертного зала «Россия». У меня была девушка, очень обеспеченная, и, кстати, очень красивая и мудрая. Она никогда даже не намекала на наше неравенство. Например, на день рождения я дарю ей какую-то фиговину, а все ее друзья дарят ей бриллианты. Но она радовалась моему подарку, все понимала, но я все равно переживал по этому поводу, грыз себя. В результате, как ни тяжело было, нам пришлось с ней расстаться. Я был инициатором. Нормальные мужчины меня поймут. Так что я согласен с мыслью про один социальный уровень, хотя некоторые могут решить, что это звучит цинично. Даже думаю, что такое правило, к сожалению, распространяется и на друзей.
Когда люди не могут пойти куда-то вместе — это проблема… Допустим, кому-то слишком дорого идти в те места, где бываю я. А я не могу себе позволить появиться в забегаловке. Потому что, если люди увидят там артиста, не поймут. Мы живем в материальном мире, и глупо говорить, что это не важно. Но и с этим можно справиться, если человек тебе дорог. У меня есть очень богатые друзья, и есть друзья, которые существенно меньше меня зарабатывают. И пока мы умудряемся не замечать этого. Особенно если никуда не ходить, а дома посидеть. Там и уютнее в сто раз, и не причиняет никому неудобств. Можно попеть, кино посмотреть, кофе выпить, поболтать… В волейбол поиграть на площадке. Скоро у нас с Юлей достроится бассейн и СПА-зона — можно будет попариться и поплавать. И гостевой дом у нас почти готов…

— А вот говорят, что популярность и деньги меняют людей, обрывают старые связи…

Алексей: Именно популярность, а не деньги! И это самая страшная беда! Я видел много людей, которых это исковеркало. Но все зависит от самого человека. Например, мой музыкальный брат Ричи Пенья живет в Нью-Йорке. Работает с легендарными людьми, с такими как Стиви Уандер, Бэбифейс, Принц, Стинг. Вчера звонит мне и говорит: «Покупаю билет в Москву, хочу прилететь на твой день рождения». Просто так, чтобы меня увидеть! Значит, можно не меняться? Значит, все зависит от ума, воспитания и сердечности человека! Мне посчастливилось быть знакомым и работать со многими легендарными людьми: с группой «Boyz II Men», с Бэбифейсом, с Майклом Болтоном, с Антонио Бандерасом и многими другими. И чем больше я смотрю на действительно мировых звезд, тем больше понимаю, что они абсолютно открыты. А наши… Не все, конечно, но у нас есть такая тенденция: если ты чего-то добился — значит, корона на голове вырастает весом в тонну. Столько человек на моих глазах превратились в моральных уродов, став чуть известнее…

Юлия: Наверное, нам с Лешей повезло, что и у меня, и у него путь к популярности был долгим и тернистым. Не было такого, что я вдруг проснулась, и на меня свалились слава и деньги. Я вообще не помню того дня, когда меня стали узнавать на улицах, потому что в тот момент мне нужно было просто как-то выживать. Я работала в «Блестящих», училась в университете, жила в общежитии. Уже вроде мелькала на телеэкранах, но у меня вообще не было средств к существованию. Зато сейчас больше ценишь настоящее и благодаришь прошлое за посланные тебе испытания.

— А какими вы себя видите лет через 15—20?

Юлия: Я прекрасно себя вижу через 15—20 лет. Я буду красотка! (Смеется.) Если серьезно, не думаю, что мы сильно изменимся. И в любом случае будем заниматься тем же, чем занимаемся сейчас, потому что это наше любимое дело. Может быть, станем мудрее, и это было бы здорово.

Алексей: Я через 15 лет поменяю цвет. У меня уже теперь виски седеют. Накачанным красавцем тоже не буду, не надейтесь, — мне некогда заниматься спортом. Заведу легонькое пузико, небольшое — я теперь умею правильно питаться. Что еще? Стану еще спокойнее, чем сейчас, и еще больше буду любить всех вокруг.

Юлия: А я по-прежнему буду все время куда-то бежать и пытаться утащить за собой Лешу. А он скажет: «Милая, давай я лучше спокойно попью кофе?»
Материал предоставлен 7days.ru

Фото: Филипп Гончаров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики

Статистика Метрики для сегодня

Просмотры страниц: 66
Визиты: 47
Посетители: 47
Заказать звонок
+
Жду звонка!