Клер Дэйнс: «Надеюсь, Ди Каприо не держит на меня зла»

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading Загрузка...

Клер Дэйнс — актриса, которая отказалась играть с Ди Каприо в «Титанике» и ничуть не жалеет об этом. А потом она на пике успеха ушла из кино, чтобы стать психологом. Но от судьбы не уйдешь. Громкая слава все равно накрыла Клер — с тех пор как в 2011 году она согласилась сыграть спецагента в культовом сериале «Родина»…

У Клер Дэйнс четыре престижнейших «Золотых глобуса». Первый она получила в 15 лет за роль в популярном сериале «Моя так называемая жизнь», о котором спорят и по сю пору. Именно тогда Клер стала иконой для своих поклонников. Фильм «Ромео + Джульетта» режиссера Бэза Лурманна упрочил этот статус. Но потом, вместо того чтобы на волне успеха сделать шикарную карьеру, Клер решила поучиться психологии в престижном Йельском университете. И в 18 лет ушла из Голливуда. Но спустя годы вернулась. Второй «Золотой глобус» она получила за телефильм «Тэмпл Грандин». Ну и две последние награды  — за роль спецагента в культовом сериале «Родина». И это не считая трех премий «Эмми». В этом плане Клер сравнивают с самой Мерил Стрип.

— Клер, каково было возвращаться на телевидение после того успеха, который на вашу долю выпал еще в подростковом возрасте?

 
— Мне было 14 лет, когда снимали «Мою так называемую жизнь». И я тогда всем твердила, что не хочу быть актрисой. Наверное, как все дети, кто в раннем возрасте оказался в этом бизнесе. Я долгое время переживала, что не смогла получить нормальное образование, поучиться как следует, — словом, считала себя изгоем. И только снимаясь в «Родине», я почувствовала вкус к работе в сериале. Больше всего мне нравится, что мы, все участники «Родины», находимся в творческом тандеме со сценаристами и режиссерами. Я себя чувствую соавтором. Знаете, мы работаем оперативно — утром сюжет в новостях, а вечером — уже в сценарии очередного эпизода.
 

— Как вас все-таки не смутило подобное предложение — сыграть роль Кэрри Мэтисон, спецагента ЦРУ по борьбе с терроризмом, да еще страдающую маниакально-депрессивным психозом?

— Да. Смутило. Мне она казалась инопланетянкой. И до сих пор иногда кажется. Потому что она — полная мне противоположность. Из меня вышел бы самый худший из всех агентов! А для Кэрри эта работа — призвание. И именно потому, что мы такие разные, мне в кайф ее играть. Хотя те периоды, когда моя героиня перестает принимать лекарства и становится настоящей маньячкой, стали непростыми для меня лично. Ну например, в то время, когда у нее начались приступы агрессии, у меня ребенок как раз родился. Малышу всего несколько месяцев, я такая вся муси-пуси, утопаю в любви и нежности, а на площадке надо было превращаться в монстра.

— Вы изучали это психическое расстройство в процессе подготовки к съемкам?

— Конечно. Знаете, сколько в Интернете можно найти видео с запи­сями людей, которые страдают от этой болезни? Им бывает одиноко и страшно, и они снимают себя и потом выкладывают видео в Интернет. Я много чего теперь знаю. Моя лучшая подруга — врач, специализируется как раз на маниакально-депрессивном психозе. Оказывается, многие пациенты не хотят принимать лекарства, им больше нравится находиться в состоянии своеобразной эйфории. 

 До тех пор, пока она не принимает совсем ужасную форму. И только тогда они готовы прийти к врачу. Это она мне рассказала после того, как я пожаловалась, что, встречаясь с людьми, у которых есть этот диагноз, не вижу в их поведении ничего страшного. То ли их так хорошо лечат, то ли они отлично держатся, и уловить признаки болезни не получается. Еще я все время боюсь переиграть. Зрителям нравится смотреть на то, как люди сходят с ума… Но я никогда не хотела, чтобы мою героиню воспринимали только как психопатку.

— Как строится работа над этим сериалом?

— На каждый эпизод дается примерно по восемь дней. Сначала у нас проходит читка, что очень важно. Особенно если учесть, что каждую серию снимает новый режиссер. Обычный рабочий день длится до двенадцати часов. При таком режиме текст приходится учить в выходные, или во время грима, или с мужем в такси. С тех пор как Хью (Клер познакомилась с британским актером Хью Дэнси в 2006 году, поженились они во Франции в 2009 году, в 2012-м Клер родила сына Сайруса. — Прим. ред.) тоже стал сниматься в сериалах, мы с ним разработали систему, как подавать друг другу реплики — каждый за своего героя — во время обеда, или перед сном, или по телефону. 

По большей части по телефону — ведь мы работаем в разных местах. Но я никогда за все эти годы не чувствовала себя в ловушке, как, бывает, жалуются некоторые коллеги, из года в год снимаясь в одном сериале. Мой сын Сайрус отлично себя чувствует в наших «командировках», когда приходится жить в самых разных странах и городах, где проходят съемки. Для него главное, чтобы мы были рядом. Мама и папа. И у нас всегда одна и та же няня — она ездит с нами, чтобы ребенку не нужно было привыкать к разным людям. 

В Берлине малыш даже начал говорить по-немецки. Забавно было, когда он отказывался выполнить какую-то мою просьбу аж на двух языках! (Смеется.) Вообще, семья — этой мой главный творческий проект последних лет. И именно над ним я тружусь больше всего. Поэтому и не снималась нигде, кроме «Родины», хотя преимуществом работы на кабельном ТВ считается возможность планировать свою карьеру и в перерывах между сезонами сниматься в фильмах.

— В молодости вы стали героиней таблоидов — после того как актер Билли Крудап бросил из-за вас свою беременную подругу актрису Мэри-Луизу Паркер…

— Я знаю теперь, как это выглядит со стороны. И сожалею. Мне и тогда было ужасно страшно и тяжело. Но я по уши влюбилась. И не хотела отказываться от этой любви. Мне было 24 года. И я до конца не отдавала себе отчет в последствиях. Того, что в результате превращусь в пресловутую разлучницу, женщину, которую презирают и осуждают. Очень неприятная и нелестная роль, но именно ее мне дали играть. Практически все два года, что мы встречались с Билли… Я прошла через это. Мы все учимся на своих ошибках или, по крайней мере, должны на них учиться.

— Почему после успеха картины «Ромео + Джульетта» вы отказались от роли в «Титанике»? В паре с Лео Ди Каприо, который в то время был едва ли не самой яркой молодой звездой на голливудском небосклоне? Говорили, что вы друг друга страшно невзлюбили…

— Вероятно, потому, что я никогда не умела играть по правилам! (Смеется.) Поэтому и отказалась. Не хотела, чтобы меня бесконечно и навеки связали с Ди Каприо в кино! Знаете, оказавшись на съемках «Ромео + Джульетта» в Мехико, я почувствовала себя очень одинокой. Мне было всего 17 лет, и до этого я привыкла, что на съемках меня сопровождает преподаватель или кто-то из родителей. А здесь все было иначе. Вы же знаете, изначально на эту роль собирались взять Натали Портман. Но потом решили, что она слишком юно выглядит. 

Так вот я и впрямь чувствовала себя взрослой. Во всяком случае, гораздо взрослее, чем Лео. Он постоянно изводил всю группу шуточками и приколами, и был момент, когда я перестала с ним общаться. Лео находил мое поведение дурацким, а я считала его выходки мальчишескими. При этом Лео старше меня… Но тем не менее, вопреки слухам о нашей взаимной неприязни, мы остаемся друзьями до сих пор. Я была счастлива за него, когда Лео наконец-то получил в 2016 году заслуженный «Оскар». Он — гениальный актер и всегда таким был. Я знаю, что вы можете от него услышать комплименты и в мой адрес. Для меня его оценка очень важна. Именно потому, что Ди Каприо, как и я, ребенком попавший в этот мир кино, знает, что говорит.

— Вы однажды уходили из кино — учиться в университете. Неужели и правда хотели поменять профессию?

— Я действительно не исключала, что займусь психологией. Если с актерством не заладится. Ведь я с шести лет посещала психотерапевта. К 18 годам я устала от актерской работы. Понимаете, с одной стороны, я раньше времени повзрослела, а с другой — не научилась общаться нормально, не умела вписаться в общество, то есть социальные навыки отсутствовали напрочь. Учеба и студенческая жизнь меня вернули в мой реальный возраст, я обрела твердую почву под ногами. К сожалению, я так и не получила диплом, хотя не оставляю надежды… (Улыбается.) 

Я не работала в кино три года. Честно говоря, сама удивилась, когда вернулась… Но знаете что? Мне пришлось заново учиться играть! Потому что после учебы я стала анализировать каждую роль, словно писала эссе или курсовую работу. А актерство все-таки основано на интуиции, это бессознательное… Отказавшись от множества ролей, я вернулась в Нью-Йорк, где пробовала то одно, то другое, что и уберегло меня от печальной участи многих детей-актеров. 

Джоди Фостер меня здорово тогда поддержала. Она-то уж отлично знала, что это такое, когда на твою подростковую голову обрушивается слава и тебя объявляют «сенсацией». Мы с Джоди дружим, очень жаль, что в свое время нам не удалось вместе сняться в фильме, где я должна была сыграть знаменитую циркачку 30-х годов. Я столько занималась акробатикой, но проект так и не состоялся. В том числе из-за того, что Расселл Кроу, который тоже должен был сниматься с нами, серьезно повредил плечо и не мог работать…

— Одним из первых фильмов после того, как вы все-таки вернулись в Голливуд, стал блокбастер «Терминатор 3: Восстание машин». Как-то мало с вами вяжется такое кино…

— Меня позвали в последнюю секунду. Буквально. Но это и неплохо. Некогда было раздумывать. (Смеется.) Помню, как Арнольд Шварценеггер уговаривал меня заниматься спортом в его трейлере — он оборудовал там спортивный зал, можете себе представить этот трейлер? (Смеется.) Теперь жалею, что не согласилась. Могла бы всем хвастаться! Племянник моего тогдашнего бойфренда жил в Австралии. И у него был день рождения в то время, как мы снимали «Терминатора…». И я попросила Арнольда сделать видео, где он поздравляет мальчика. Так мило вышло — Арнольд не просто поздравил его, наговорил кучу приятных пожеланий, но еще и продемонстрировал свои мускулы: «Вот ты теперь знаешь, что такое быть настоящим мужчиной». После этого все друзья мальчика просто замучили его просьбами организовать им поздравления от Шварценеггера! (Смеется.)

— Материнство вас изменило?

— Изумило, скорее. Я даже не представляла себе, что можно так сильно любить и так скучать — буквально на физиологическом уровне. Я не могу ничего делать в присутствии сына — смотрю на него и не могу насмотреться. И вот эта ослепляющая страсть стала для меня сюрпризом.

— Вы замужем за англичанином — чувствуете разницу с вашими бывшими мужчинами?

 — Однозначно! Его британская сдержанность поразительным образом на меня действует. Крайне благотворно. Я всегда жила под присмотром психотерапевта, и мне это нравилось. Терапия — это прекрасно, на самом деле в ней нет ничего унизительного или вредного. Но Хью помог мне осознать, что иногда дело всего лишь в усталости, измотанности, перегрузке. И мне не нужно проходить через лабиринты психоанализа, чтобы найти объяснение своему состоянию, нет никакой истории за этим, тем более из прошлого. Мне всего лишь нужно выспаться. И все. Как отец Хью тоже ведет себя как классический англичанин. 

Воспитывает в сыне вежливость и учит хорошим манерам. Сын должен всегда говорить «спасибо» и «пожалуйста». Хью следит за этим очень внимательно. Вообще, главный секрет нашего счастливого, не побоюсь этого слова, брака в том, что мы практически по всем вопросам согласны друг с другом. Поэтому и живем вместе — удача тут ни при чем. Наши отношения основаны на безграничном доверии. И я чувствую себя в полной безопасности — да-да, как за каменной стеной. (Улыбается.)

— Такое впечатление, что вы очень далеки от Голливуда с его неустанной заботой об имидже, желанием соответствовать идеалу красоты, культивируемому в мире шоубизнеса…

— Честно скажу, я уделяю внимание своему образу. Для меня на самом деле важно, как я выгляжу и на публике, и в реальной жизни. Конечно, мне приходится поддерживать хорошую форму, потому что Кэрри, моя героиня в «Родине», — спецагент и постоянно спасает мир. Но физические упражнения для меня прежде всего способ расслабиться, отключить голову. Когда-то давно, после мучительного разрыва со своим первым бойфрендом — австралийским музыкантом Беном Ли, именно спорт помог мне наряду с психотерапией справиться с эмоциями и стабилизировать свое душевное состояние, выйти из кризиса и жить дальше. А сейчас я увлекаюсь танцами. Так круто — карибские танцы, я прямо с головой в этот кайф погрузилась. И не спешу из него выныривать! (Улыбается.)

Источник — 7days.ru
515 просмотров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики

Статистика Метрики для сегодня

Просмотры страниц: 665
Визиты: 515
Посетители: 477
Заказать звонок
+
Жду звонка!