Анализ: Что означает сделка между Red Bull Racing и Aston Martin?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading Загрузка...

Заключенный договор между Red Bull Racing и Aston Martin лежит в плоскости титульного спонсорства – это значит, что шасси австрийской машины не будет называться Aston Martin, сообщает AUTOSPORT.com.

Эта сделка очень похожа на ту, которая была заключена между Red Bull и другим автомобильным производителем Infiniti, однако соглашение прекратило действовать с момента, когда RBR потеряла статус заводской команды в связи с полноценным возвращением в Ф1 Renault в 2016-м.

Еще большая схожесть этих сделок заключается в том, что в обоих случаях Кристиан Хорнер вел переговоры и договаривался с одним и тем же человеком – Энди Палмером – экс-генеральным директором Infiniti и нынешним генеральным директором Aston Martin.

Но в этих двух историях есть одно ключевое отличие. Оно заключается в том, что большинство людей, следящих за Ф1, осознают, что такое Aston Martin, в то время как многие и по сей день почти ничего не знают о продукции Infiniti, кроме того, что с ее логотипом на машине Себастьян Феттель трижды становился чемпионом мира с 2011 по 2013 год.

Aston Martin пришла в Ф1 за инновациями и технологиями. Компания отправит своих инженеров на кампус Red Bull в Милтон-Кинсе, который находится лишь в получасе езды от базы Aston Martin. Сотрудничество распространится и на другие проекты, такие как Aston Martin Valkyrie: компания произведет 15 таких суперкаров стоимостью 2,6 миллиона долларов США за один экземпляр. Этот автомобиль создан для того, чтобы определить размер кошелька своего владельца.

Valkyrie, в которой установлен двигатель V12 с мощностью 1000 лошадиных сил, является прямым конкурентом Mercedes-AMG Project One. Эти машины оцениваются в баснословные суммы для того, чтобы оказаться в автопарке очень богатых людей.

Обе компании утверждают, что в результате сотрудничества над новыми суперкар-проектами в Advanced Performance Centre в Милтон-Кинсе будет создано 110 новых рабочих мест.

Но у этого партнерства есть единственное слабое место – двигатель.

Команда Aston Martin Red Bull Racing F1 должна найти конкурентоспособный мотор в краткосрочной перспективе, потому что в конце 2018 года она уже не сможет получать силовые установки Renault.

Хотя команда и получит наглядную информацию о состоянии двигателей Honda, которая в следующем сезоне станет поставщиком Toro Rosso, многие сходятся во мнении, что продукция японского производителя не станет решением проблемы.

Источники со знанием ситуации сообщают, что гоночный проект японского производителя нуждается в смене принципов менеджмента. А в нынешних условиях надежда на то, что в Honda смогут сконструировать конкурентоспособный мотор, крайне мала.

Пока что в перспективе RBR ждет трудный 2018-й год. Более того, чтобы Honda стала целесообразным вариантом для заключения контракта с австрийской командой в 2019-м, на протяжении следующих 12 месяцев Red Bull и ее доверенным лицам, таким как Марио Иллиен, нужно делать все возможное, чтобы помочь японскому производителю.

В данный момент Росс Браун и его команда продолжают консультации относительно будущего Ф1 в области регламента по двигателям, но поступает все больше информации о том, что производители выступают за сохранение элемента гибридной системы, а именно мотора-генератора MGU-H – сложной и дорогой технологии.

Aston Martin – крошечная фирма, которая вряд ли сможет составить конкуренцию Mercedes и Ferrari в производстве двигателей, но Палмер не спешит исключать этот вариант.

«Мы не собираемся приходить в качестве поставщика двигателей, если стоимость и время работы на динамометрических стендах не будут ограничены. Но если FIA создаст благоприятные условия, то нам это может быть интересно», – сказал он.

Мотор всегда был слабым местом RBR, и в ближайшие три года до 2020-го включительно эта ситуация не изменится. Это огромный знак вопроса для ее пилотов Даниэля Риккардо и Макса Ферстаппена, которые хотят побеждать уже сейчас.

Начиная с 2021 года в Ф1 должен появиться некий независимый производитель, как Cosworth, способный поставлять конкурентоспособные двигатели по конкурентным ценам. Это один из ключевых постулатов Росса Брауна в обсуждении нового регламента с законодателями из FIA и производителями.

Владелец Red Bull Дитрих Матещиц разочарован нынешней эрой силовых установок и ценой на них. Также он считает, что из-за этих силовых установок снижается ценность всего шоу Ф1.

С 2014 года Red Bull Racing начала терять позиции на трассе, что привело к уменьшению призовых от FOM и уходу Infiniti. Таким образом, Матешиц вынужден был увеличить объем инвестиций: если в 2013-м Red Bull потратила на команду 10 миллионов долларов, то сейчас эта сумма оценивается в 40 миллионов.

Теперь вы понимаете, почему владелец так жаждал заключения контракта с титульным спонсором, чтобы снизить расходы.

Если Матешицу придется мириться со слабым мотором Honda в 2019-м, а новые правила, вступающие в силу с 2021 года, не подтолкнут Ф1, как он считает, к правильному направлению развития, можно вообразить, что он начнет думать об уходе из спорта. В прошлом он уже говорил об этом, но если ситуация не изменится, тогда подобные угрозы могут стать реальностью.

Против потенциального демарша Матешица говорит рост бизнеса Ф1 под руководством Liberty Media. Если доходы команд будут расти, а расходы удастся сдержать и контролировать, это позволит Дитриху сократить свои траты на команду и привлечь к бренду Red Bull новую молодежную аудиторию – тогда ему придется дважды подумать, прежде чем принимать решение о сворачивании программы Red Bull в Больших Призах.

Источник — autosport.com.ru

 

492 просмотров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики

Статистика Метрики для сегодня

Просмотры страниц: 424
Визиты: 279
Посетители: 257
Заказать звонок
+
Жду звонка!