Арсен Кучухидзе: «Кто не горит, тот коптит!»

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading Загрузка...
Кучухидзе (1)

Скачущий почтарь с рожком на стеле на въезде в городской округ Клин. Флюгер на знаменитом здании под часами и на самой высокой башенке выставочного комплекса «Клинское подворье». Герб Клина на здании администрации. Облик Клина невозможно представить без металлических ноток творений Арсена Кучухидзе – известного далеко за пределами города, области и даже страны Мастера, превращающего сложный в обработке материал в незабываемые шедевры.

Народный мастер СССР, творческий человек, чеканщик, саксофонист, интересный собеседник и верный друг – все это об Арсене Кучухидзе. Каждому своему увлечению – искусству, музыке он предан и философски говорит о своем образе жизни: «Кто не горит, тот коптит!»

Родной город, в котором он появился на свет 75 лет назад, Арсен Галактионович любит всей своей широкой душой настоящей сыновней любовью, с переживаниями, надрывом, и не мыслит, не ощущает себя в другом месте. Настолько прикипел, слился, подарил, выплеснул часть своего творчества на просторы города. А Клин благодарно принял и растворил это на своих уютных улочках и широких шоссе.

Страсть на всю жизнь

Родителей Арсена свела вместе Великая Отечественная война. Галактион Павлович, отец – командир разведбата, Раиса Васильевна, мама – санинструктор. Родился он в далеком военном 1944 году. Учился школе №2, где преподавал известный талантливый клинский художник Алексей Степанович Ларионов. В детстве и юности занимался в музыкальной школе, играл на скрипке, аккордеоне и баяне, освоил азы, но бросил, думал не пригодится. После службы в армии работал стеклодувом на «Химлаборприборе».

– Дневную норму выполнял за полсмены, потом пробовал выдувать вазы, фужеры, всяких стеклянных чертиков, – вспоминает Арсен. – Подошла как-то мастер смены и предложила заняться не рутинной работой, а попробовать себя в другой сфере – искусстве. А я дружил с ребятами из бригады оформителей завода, часто захаживал к ним в клуб. Научили меня кисточкой, перышком работать. Так и перешёл на работу к ним. Потом устроился на работу художником-оформителем в один из цехов производственного объединения «Химволокно». Работы было много. Тогда большое внимание уделяли наглядной агитации – плакатам, графикам, стенгазетам. Идеологический фронт был на первом месте. На завод приходили из горкома партии, проверяли работу. Худсовет решал, как оплатить. Меня заметили и пригласили в городскую оформительскую мастерскую.

В 1970-е годы только ленивый не занимался чеканкой. Тогда многие делали писающего мальчика для дома, для семьи на дверь в туалет. На газете давили из тонкой фольги. А я любил другие материалы, перешагнув через дилетанство, начал заниматься серьезно. Увлечение чеканкой, переросло постепенно во что-то большее – страсть на всю жизнь.

Параллельно за три года экстерном окончил народный университет искусств имени Н.К.Крупской, и меня заметили как художника, который работает в материале в салоне в Щербинке. Туда мы сдавали свои произведения, их принимали, оценивали и реализовывали через магазины «Берёзка». Знаю, что около 30 работ (чеканные панно, блюда, тарелки) уехало за рубеж. А шахматы из дерева и фигурку шута, играющего с королем в эту игру, приобрел Анатолий Карпов. Делал памятные подарки городам-побратимам Клина – чешскому Бенешеву, французскому Орли, финскому Лаппеенранта.

Начал заниматься у педагога из Строгановки (Московской государственной художественно-промышленной академии им.С.Г.Строганова) Бориса Георгиевича Софрина. Он переехал в Клин, т.к. его супруга попала технологом на «Химлаборприборе», им дали здесь жилье. Борис работал в художественной мастерской, а я как губка впитывал все знания, которыми он щедро делился. В горкоме партии, где сейчас находится городской суд, он сделал большое чеканное панно с рабочим и колхозницей.

Начал работать в Строгановке лаборантом на отделении художественной обработки металла, обеспечивал всю группу инструментами, материалом. И учился, учился, учился.

В 1974 году, открылась художественная мастерская при Клинском райпо, где руководили Александр Гриев, затем Омар Ганиев. В мастерской собрались художники, которые могли работать в разных техниках, мы дополняли друг друга. Это Николай Батин, мастер по росписи. Павел Пустовид, Виктор Голополосов, Аркадий Колосков, Владимир Глухов. Помогали Евгений Кондаков и Николай Леус. Первой нашей работой стало оформление ресторана «Русь» в Салтыковке Балашихинского района. Руководство МОСПО (Московское потребительское общество) на этом объекте проверило, как мы можем работать. Мы занимались рекламой, оформлением магазинов, кафе. Заказчикам не было отказов.

Так работы клинских художников появились не только в Клину, но и в Подмосковье, и других областях страны. Мы проработали 20 лет в одном коллективе, до распада Союза. В 1990-е годы перешел в городскую архитектуру к архитектору Валерию Тюрину. У меня появилась мастерская, которую я арендую до сих пор и где работаю над созданием своим произведений.

Как рождается шедевр

О творчестве, тонкостях профессии мы разговариваем в мастерской Арсена Кучухидзе на Тверской. Работа в ней кипит с семи утра и до позднего вечера. Для того, чтобы легче работалось, он включает музыку – проигрыватель с пластинками у него под рукой. Мастер собрал здесь не только нужный инструмент – чеканы разных размеров, но и любимые книги и необходимые справочники. На книжных полках небольшие бюсты Чайковского, Пушкина и Ленина и различные фигурки, подаренные многочисленными друзьями и знакомыми. На стенах развешаны чеканные панно, фотографии друзей. И черный квадрат в рамке.

– Это место для будущего шедевра, – смеется Арсен. – Самое сложное – подобрать тему для своей работы. Ведь то, что ты сделаешь, останется после тебя надолго, материал серьёзный. Тема должна быть содержательная, однодневки не подходят. Сначала ходишь беременным, вынашиваешь. Потом замысел на бумагу переносишь, эскиз рисуешь. Затем рисунок (его называют картон) делаешь в натуральную величину, детали додумываешь. Потом постепенно переносишь на металл.

Сейчас Арсен Кучухидзе работает над новым произведением. Он решил сделать чеканку с «Витязем в тигровой шкуре». Перед мастером стоит картон с фигурами Шота Руставели и царицы Тамары и первой строфой из произведения, написанной на причудливой грузинской вязи.

«Жил в Аравии когда-то

Царь от Бога, царь счастливый –

Ростеван, бесстрашный воин

И владыка справедливый».

Уже есть и «полуфабрикат», так Арсен называет свою начатую, но не завершенную работу.

– Всё не так просто – перенести свой замысел на металл, – рассказывает чеканщик. – На это уходит месяца три-четыре. Литературу почитать, антураж придумать. Начинаешь изучать, какой костюм был, например, в грузинском Средневековье, какие события в ту историческую эпоху происходили. Детали могут измениться, главное – концепция. На этом полуфабрикате лицо Шоты уже готово, царице предстоит сделать профиль.

Сложная жизнь искусства

Руки мастера могут работать с металлом, деревом, стеклом. Сделанные Арсеном Кучухидзе работы украшают Клин, придавая неповторимый облик зданиям. Резными флюгерами и почтарями любуются жители и гости города, восторгаясь мастерству рук человеческих.
Одно из уникальных произведений чеканщика – монументальная полутораметровая фигура почтаря на стеле, расположенной на въезде в Клин со стороны Борозды. Знак был разработан творческой группой под руководством Евгения Бакланова и установлен в 2006 году. Объемную фигуру всадника Арсен Кучухидзе сделал за три недели, уложился в установленные сроки.
Клинчанам сложно представить родной город без дома мещанина Михайлова, известный как «Дом под часами». И уже не верится, что когда-то над часами не было флюгера. А он, оказывается, появился над транспортным потоком Литейной улицы только в начале 1990-х годов после реконструкции. К кубической форме крыши добавилась башенка с флюгером, сделанным Арсеном Кучухидзе.

Некоторые работы мастера и его друзей со временем пропадают. Так со стен школы искусств во время реконструкции сняли уникальное алюминиевое панно размером 1х24 м. Его сделали полвека назад педагоги Строгановки специально для клинской музыкальной школы.
– Я тогда был подмастерьем, но прекрасно помню, как оно создавалось, – говорит с горечью Арсен Кучухидзе. – Я его восстанавливал в первый раз, когда его, мягко сказать, неаккуратно сняли со стен. Но прошлой осенью при сносе старого здания школы его снова сняли, и теперь его уже не найти…

Ушли в небытие ресторан «Клин», пивной ресторан «Садко», а с ними исчезли металлические изделия с фасадов и интерьера, которыми были украшены здания снаружи и внутри. Себе на память Арсен сделал тарелку, где Садко и Морской Царь веселятся в пучине бушующих вод.
В последнее время нет чеканки на входе в краеведческий музей.

– Куда делась, сложно сказать. Но мне, как создателю, грустно видеть, когда твои произведения уходят в небытие, – делится наболевшим мастер. – Смотришь на все это, как вдова на погосте, или как человек, который ходит по руинам…

Сказка не началась…

Увидеть все творения клинского чеканщика нереально. Его работы с удовольствием покупают понимающие в звенящем искусстве чеканки люди. Хорошо, что у мастера есть альбом с фотографиями. В пухлом томе собраны снимки многих дорогих сердцу творца произведений, в каждом из них застыла частица его души.

– Материал сам диктует, что из него сделать, – рассказывает Арсен, показывая фото. – Это чеканная вывеска выставочного зала им. Ю.В. Карапаева. На ней распустились розово-лиловые цветы иван-чая, которые так любил Юрий Васильевич.

Книга Почетных граждан Клина тоже дело рук мастера. Она украшена финифтью, росписью, полудрагоценными камням. Вот ваза для сухоцветов из дерева с сусальным золотом и полудрагоценными камнями. На ней Иван-царевич задумался, стрела еще не вылетела, сказка не началась…

У Арсена Кучухидзе любое изделие – произведение искусства. Одно время у жителей столицы был бум на оригинально оформленные входные двери. Чеканщик их делал в стиле модерн и японском стиле, с хранительницами домашнего очага – весталками и со львами.

Некоторые проекты Арсена Кучухидзе остались невоплощенными. У Клинского ЗАГСа планировали установить символичную фигуру с парой летящих лебедей, песочными часами и утекающим временем, старой листвой и молодой порослью. Несколько символов такой простой и сложной, романтичной и грубой, текущей и изменяющейся Жизни…

Совсем другая история

Еще одно из любимых увлечений Арсена Кучухидзе – музыка. Он играл в духовом оркестре при «Химлаборприборе», и эстрадном при заводе «Термоприборе». С 1969 года, уже полвека, Арсен выбрал для себя саксофон. Вместе с другими музыкантами выступали на танцах в Майдановском парке, в кафе, ресторанах. Уже более 15 лет Арсен Кучухидзе в известном клинском коллективе – оркестре легкой музыки Анатолия Серебренникова, специалиста высокого уровня. Но это совсем другая история. И мы её вам обязательно расскажем.

Анна Кузнецова

541 просмотров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики

Статистика Метрики для сегодня

Просмотры страниц: 30
Визиты: 23
Посетители: 23
ПОЗВОНИТЕ МНЕ
+
Жду звонка!