Семейная хроника

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Есть у меня товарищ. Вышел он на пенсию и загрустил: нечего ему делать. Ну, как тут быть, ни рыбак он, ни охотник, дача его не манит, в квартире – вроде делать нечего. Вот, если бы в своём доме, тогда – да. Там крылечко поправить, крышу подлатать, на худой конец в тепличке покопаться, а тут… Телевизор надоел, от интернета – голова кружится. Даже к книгам охладел – всё не перечитаешь. Сидит мой товарищ дома, а на лице такая тоска, что жена не выдержала, и говорит ему:

– Ты бы, Степан, съездил в деревню – родственников навестил.

Посмотрел он на неё и встрепенулся:

– А, что? И, правда. Чем я хуже других, нет, в деревню не поеду, а напишу-ка я про весь наш семейный род, давно собирался – откуда он пошёл, как всё сложилось.

И что вы думаете, так мой приятель загорелся, что через год выпустил книгу, взялся за другую, и до сих пор работает. Время не замечает, и нет конца его творениям. Да и название им подобрал вполне достойное: «Семейная хроника». В общем, как у Аксакова.

Сколько же таких творческих людей вокруг, сколько они находят счастья в поисках забытых фактов по своим родственникам, своей семьи. Вот и я решился заняться чем-то похожим, но только не своей родословной. Нет, меня заинтересовала родная улица, где прошло моё детство, юность, где жили мои друзья и соседи, многих из которых уже давно нет. К тому же узнал и о том, что моя Театральная именовалась когда-то «Семейной», и это подсказало, что её историю можно назвать… Ну, да, вы угадали, как у моего товарища: « Семейной хроникой». Итак…

Если бы раньше знать, что наша улица до революции именовалась Семейной. Не знаю, как мои друзья, но я тогда бы более внимательно относился к своим соседям. Их было много, и по нашей улице резво бегали тогда их дети: Калинины и Кудрявцевы, Насоновы и Зайцевы… Как же мы любили свою Театральную: тихую, зелёную, с небольшими деревянными домиками, высокими глухими заборами, скромными лавочками у ворот. Наша улица была пропитана в те, после военные годы, ароматом испечённого хлеба, благо городская пекарня находилась совсем рядом. По утрам мимо нашего дома, по разбитой мостовой, тащились вечно усталые лошадёнки, впряжённые в хлебные фургончики.

Мы ребятня казались воробышками на фоне солидных взрослых – наших пожилых соседей. Особо неприступным казался старый портной Пётр Васильевич Калинин. Его дом, на углу Первомайской и Театральной, стоял как бы в стороне от других домиков. И хотя сыновья строгого соседа: Николай и Борис были с нами приветливы и обходительны, но из-за разницы лет мы не очень то с ними общались. Зато их серьёзный родитель пользовался у наших матерей, самостоятельно латавших нам одежонку, огромным авторитетом. И не случайно, ведь Пётр Васильевич считался в городе лучшим закройщиком, и в юные годы обучался портняжному ремеслу у самого Исаака Прудкина.

Не менее интересной была семья Кудрявцевых. Они жили на противоположной стороне от Калининых. Их угловой дом был, пожалуй, самым привлекательным на улице и славился своим садовым участком, где мы подростки объедались сладким крыжовником. Нет, мы не лазили за ягодами через забор, всё было гораздо проще. Ведь самый младший из семейства Кудрявцевых – Олег был моим другом, и крыжовенные плантации были всегда в нашем ведении. Мама Олега, будучи учительницей, чаще всего пропадала в школе, и её младший сын был предоставлен сам себе. Ну, так же, как и другие ребятишки.

Летом мы пропадали на улице с утра до вечера и знали город довольно неплохо, но жизнью своих родителей совершенно не интересовались. А уж бабушек и дедушек просто не замечали. И только, став взрослым, я узнал о своих бывших соседях много интересного.

Так возчик Афанасий Иванович Насонов, что жил над нашим полуподвалом, в первую мировую войну воевал во Франции вместе с будущим маршалом Малиновским в особом русском корпуса. Дядя же моего одноклассника – Саши Зайцева стал со временем лучшим кинооператорм и лауреатом Государственной премии за фильм « Мужики», а предок того самого Олега Кудрявцева, – создателем… храма «Скорбящих всех радость».

Будучи главой семейства Кудрявцевых, известный в городе купец Николай Александрович, в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов девятнадцатого столетия взял на себя львиную долю расходов на строительство кладбищенской церкви при Троицком соборе. И поднялась она в 1862 году во имя иконы « Всех скорбящих радость» неподалёку от его дома. С годами разрослось во все стороны от той церкви новое кладбище. И уже постаревший купец, ставший за свои заслуги почётным гражданином Клина, и дожив до своей кончины, нашёл своё последнее пристанище у стен возведённого им храма.

С той поры прошло немало лет. Семейная улица, сменив своё название, давно вошла вместе с кладбищенской церковью в черту города. Позднее, при создании центрального микрорайона, Театральная значительно уменьшилась в своих размерах, но и сегодня живут неподалёку от неё потомки почётного гражданина Клина, купца Н. А. Кудрявцева. Живут они теперь в благоустроенной квартире многоэтажного дома, вспоминая своих предков в истории старого Клина.

Владимир Тасин

 

749 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики

Заказать звонок
+
Жду звонка!