Дочь истребителя, правнучка мостостроителя

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Елена Владимировна Комарова проживает в доме №8 на своей улице с самого рождения в мае 1941 года. Её отец – командир лётного звена клинского аэродрома, служивший в одной части вместе с летчиком-истребителем Талалихиным, погиб в октябре того же года. Так что дочь его не помнит совсем. Похожая судьба сложилась у многих детей войны. Ведь в 1941-м сколько наших лётчиков погибло в воздушных боях за Москву.

 

Улица Рабочая

А сколько всего знает Елена Владимировна о своей родной Рабочей улице! Например, будто её называли когда-то Поповским переулком. Возможно ли, это? Ведь бывшая улица Поповская сегодня именуется Красной. Сегодня этот факт не вызывает сомнений, а Поповским переулком, скорее всего, назывался аппендикс за храмом (в настоящее время он является частью Советской площади). Не исключено, что существующая Рабочая когда-то могла называться Поповским первым переулком – ведь, на нём могли жить служители Успенского храма.

– Мой дед Смирнов Яков Фотиевич, – вспоминает Елена Владимировна, – был купцом, у него в торговых рядах была своя лавка, в которой ему помогал сын Василий. Дом на этой улице приобрёл ещё мой прадедушка в 1835 году. Прадед мой был мостостроителем, у него было два сына Иван и Яков. Якову купили дом №9 на противоположной стороне – нижний его этаж был сложен из кирпича, а верх сделан из дерева. Среди девяти детей Якова была и моя мама.

В 1915 году старый дом сгорел… от лампадки. Хорошо, что никто не пострадал. В 1916 году на том же месте был заново выстроен уже большой дом с колоннами, приличной территорией вокруг и множеством хозяйственных построек, начиная от каретной до конюшни. Однако после революции всё у нас отобрали, семью приютили родственники из дома №8 – вот так вместе все и оказались.

А угловой дом, который расположен на углу улицы Папивина и Рабочей, где сейчас магазин «Технология тепла» был домом дедушкиного брата Ивана. Он так же был торговцем. Моя сестра Галина, которая старше меня на семь лет, помнит, что на стене того дома до войны висела табличка «Дом полковницы, жены участника войны 1812 года». Кто этот участник войны? Неизвестно.

Дом, где сейчас располагаются «Ритуальные услуги», до революции принадлежал Бороздиным. В книге «От снимка к снимку» одного из клинских краеведов о них говорится так: до революции «в торговых рядах славились на весь город и магазины братьев Бороздиных. Один держал лавку под галантерейно-мануфактурный товар, другой торговал вёдрами, сковородами, пилами, молотками, гвоздями, косами, серпами и топорами. А кому не известна булочная Якова Фотиевича Смирнова и его пекарня…». Сестра их тетя Сима была подругой моей мамы. Дом же напротив нас был домом Бодровцевых, которые имели свою небольшую красильню чулочно-носочных изделий. В угловом доме на нашей стороне жили Якшины – милые порядочные интеллигентные люди. Их сын Слава дружил с будущим клинским художником Юрием Карапаевым. Юрин отец был учителем физики. Дом их стоял рядом, ближе к нам, но до сегодняшнего времени он не сохранился. Слава с Юрой вместе поступали в Федоскинское училище, но получилось так, что Юра поступил, а друга его не приняли, хотя Слава, казалось, был очень способным и не уступал Юре. В 12 лет Юра сделал умело копию картины Шишкина «Утро в сосновом бору». Я её помню до сих пор – она висела у них над диваном.

Я училась в первой школе, потом в индустриальном техникуме. Какие у нас замечательные были учителя: Александра Фёдоровна Доронина, Зинаида Николаевна Швед, Надежда Дмитриевна Горячева. Самое большое влияние на меня оказал учитель математики Василий Михайлович Карабанов. Он дал нам очень хорошие знания. Говорил, что у нас должны от зубов отлетать математические формулы, если даже разбудят ночью. Вы представляете: три года назад я могла решить все задачи выпускного класса, в котором тогда училась моя внучка. Жил Василий Михайлович на улице Красной, имел большой фруктовый сад. Часто приглашал меня к себе под предлогом помогать собирать ягоды, желая на самом деле накормить меня ими вдоволь. И только на выпускном вечере признался, что первый кусок хлеба он заработал именно в нашем доме. В молодости он подрабатывал домашним учителем у моих родственников.

 

Спичечный Кремль

Интересно, с какого времени ребенок помнит себя, и какие яркие события остались в его памяти.

– Помню Кремль из спичечных коробков в витрине нового, открытого в 1950-х годах магазина «Московский» на Советской площади. Ещё помню медведя, тогда у большинства детей не было особых игрушек. Мне же повезло больше других – дядя подарил плюшевого медведя, с которым я гуляла, ела, спала. А первым подарком, который преподнесла мама был воздушный шарик. Поэтому Кремль в витрине нового магазина мы бегали смотреть не раз: он нас завораживал.

В самом же гастрономе что только тогда не продавалось – и крабы, и банки тресковой печени, и белорыбица, икра и многое другое. Не знаю, кто мог позволить себе купить эти деликатесы в то трудное послевоенное время.

Помимо того Кремля нас притягивали к себе и кинотеатр «Авангард», и музей Чайковского. В нём мы слушали «Детский альбом», «Времена года». Сейчас этим детей не удивишь. Моя старшая дочь, занимаясь по классу фортепиано, уже не испытывала такого трепетного отношения к музыке и училась без особого желания, зато сейчас симфонические концерты посещает с удовольствием. Так что каждому своё время.

А хотите, стихи почитаю, – вдруг неожиданно меняет тему уже сама Елена Владимировна, – они, правда, не мои, а сестры. Она хотя и давно переехала в Москву, но Клин не забывает. Поэтому и пишет так трогательно:

Клин мой! Ты родом из детства.

Здесь пролетела вся юность моя…..

Я и теперь открываю калитку:

Старый, заросший, с годами заброшенный двор.

Только б увидеть родную улыбку

Той, что встречает меня, опершись о забор.

 

Вот так, вроде и маленькая улочка, но со своими тайнами. И живут на ней простые люди, и помнят её прошлое почти 80-летней давности. Есть ещё на ней интересные домики. Например, тот жёлтый, на кирпичной основе, с заложенными окнами полуподвала и деревянным этажом над ним. Другой – голубой, с резными узорами оконных наличников, а третий – красный с непривычной колонной. Ну, как это встречалось раньше, на Клинских улочках, при жизни наших предков, которых к счастью, не забывают их внуки, правнуки и… правнучки, вроде коренной клинчанки Елены Комаровой.

Татьяна Кочеткова

234 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики

Заказать звонок
+
Жду звонка!