Клинский Градский

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Эта встреча должна была состояться годом ранее, но для того, чтобы собрать людей на вечер памяти клинского музыканта Валерия Михайловича Халонена 19 декабря в библиотеке №6 на ул. Мечникова, надо было изменить ситуацию с коронавирусом по стране в целом – сделать прививки.

Творчество Валерия Халонена  мало знакомо сегодняшней молодежи. Его нет с нами уже 11 лет, а Александра Градского мы помним, потому что он ушёл совсем недавно. А ведь героя нашего вечера, память которого пришедшие читатели и любители музыки почтили зажжением свечи, называли клинским Градским. Сейчас мало кто об этом помнит, но хорошо помнит его ученица Надежда Бычкова, которая и подготовила эту встречу.

– Мы познакомились с Валерием Михайловичем 3 октября 1997 года. Я молодая, жаждущая писать стихи правильно, пришла в клуб «Творчество», которое раньше вело более активную деятельность. Какие мэтры там были! А я стеснялась своей, как мне казалось «неуклюжести», а уж к ним, маститым, не знала с какого бока подступить. Но приняли меня хорошо. После окончания вечера предложили проводить домой по пути сразу двое поэт Каменецкий и поэт-музыкант, да ещё и журналист Халонен. Я растерялась сначала, потом решила – кто будет первым, с тем и пойду. Первым вышел Валерий Михайлович, и вот этот путь от клуба стекольного завода до Советской площади, я вспоминаю и по сей день. Шёл крупный мохнатый снег… и я в восторге от того, что меня заметили, что идет такой расчудесный снег, на одном дыхании написала стихотворение, которое считаю, быть может не самым лучшим, но самым дорогим.

Этот человек стал моим учителем, наставником, другом. Как-то так получилось, что мне не хватало отца, и вот жизнь подарила мне сразу троих отцов: Валерия Михайловича, Юрия Ковалевского и еще одного взрослого мужчину из Москвы. Каждый из них играл в моей жизни свою роль. Юрий Георгиевич строго анатомировал мои стихи, а мне молодой казалось это правильным – он стимулировал меня писать по законам стихосложения. Я преклонялась перед ним, однако переживала, что не всё получается. Валерий Михайлович делал совершенно противоположное – он хвалил мои стихи, верил в меня, поддерживал и учил быть самой собой. Второй учил летать, а первый – приземлял, чтоб не залетала в заоблачные выси, откуда падать больнее. Третий учил житейской мудрости. Я рассказываю это для того, чтобы была понятна моя привязанность к музыканту, – рассказывает Надежда.

Надежду можно понять. К тому времени Валерий Халонен был уже по-клински знаменит. 1950-1960 годы – были годами расцвета эстрадной музыки: повсеместно создавались ВИА, в которых появлялось все больше профессиональных музыкантов. Помимо «Магелланов» Халонена были еще «Круговорот», «Аверс». В клубе стекольного завода традиционно отмечали Старый Новый год, где люди танцевали под живую музыку молодых тогда и всеобщих любимцев. Вспомните это время… Девушки творили себе кумиров. От неистовых восторгов зрительской толпы у музыкантов «срывало крыши». Так было всегда и везде. Хотела написать «есть и будет». Но сейчас мне кажется, компьютерные возможности снизили градус фанатизма. Музыкантом уже были написаны рок-оперы «Мцыри» и «Песнь о купце Калашникове».

– Михаил Юрьевич Лермонтов для него был особенным, он считал, что равных ему нет, – продолжает Надежда. – Печорин был не просто его любимым героем, он олицетворял себя с ним. «Печорин – это я», так и говорил. Последние годы своей жизни он чувствовал себя потерянным, переживая по поводу неудавшихся проектов.

Чего хотел Валерий Халонен и чего он не сумел реализовать? Как любой способный от рождения человек, он хотел известности. Это нормальное желание. Способности можно развить в результате огромной работы до той степени, в которой их будут называть талантами. А вот для того, чтобы стать известным, нужно иметь связи. Такие возможности у него были в столице. Не будем забывать о том, что по основной профессии он был журналистом, печатался в газете «Культура», журналах «Мелодия», «Культура и жизнь», «Клубная и художественная самодеятельность» – изданиях солиднее местной «Серп и Молот», в которой его статей, кстати, не было. А для того чтобы связь «работала» на тебя, надо проводить не меньшую работу… над своим характером. Как там говорится: приобретешь характер – пожнешь судьбу?

Завышенная самооценка свойственна большинству людей. Неважно, согласны они с этим или нет. Это изначально заложено в человеческой натуре. Чаще всего оно приводит к тому, что увлекаясь показом себя, человек забывает о своих истинных способностях, занимаясь больше внешней формой, в результате чего не достигает поставленной цели. Здесь-то как раз и кроется мудрость природы, здесь же секрет её равновесного состояния.

Валерий Михайлович был человеком и талантливым, и интересным, и умным. И если он ассоциировал себя с Печориным, то, скорее всего с возрастом получил ответ на свой вопрос, почему известность к нему не пришла. Но вот к его другу Анатолию Серебренникову пришла же, но ведь и друг – не Печорин.

Надежда вспомнила один случай из его жизни, когда клинская рок-команда с «Песней о купце Калашникове» готовилась в поездку на конкурс «Молодых талантов», проходивший в Грузии. Там получил признание Евгений Мартынов. Команда не поехала по причинам прозаическим – поездка оплачивалась музыкантами из своего кармана, а к тому времени у музыкантов были семьи и дети. Можно сейчас сетовать «ах как жаль… мы могли бы выиграть», но, пожалуй, не стоит. Могли и не выиграть, что стало бы большим ударом. Так что эта непоездка, возможно, уберегла музыкантов от больших бед.

Ещё, он хотел уехать в Финляндию, вроде как на историческую родину. Но если бы очень хотел, то выучил бы язык и добился своего. Скорее всего, это были метания человека, прожившего жизнь не так, как хотелось. Кстати, метания, очень свойственные творческим личностям на пороге иного мира. Однако, причины эти не имеют отношения к миру вообще, они — это часть внутреннего мира каждого человека.

Но для нас, клинчан, Валерий Ханонен – всё равно наш Градский. И вот сейчас у нас была возможность ознакомиться с его творчеством. Начали «Волшебной песней». У Надежды это связано с первым посещением квартиры Валерия Михайловича – выбежавшей из комнаты внучкой, множеством книг и дисков и антикварным зеркалом, в котором она вдруг увидела себя сказочной принцессой. Красивая песня о жар-птице, за которой пойдёшь за тридевять земель и веры в то, что обязательно найдёшь. Песня в исполнении самой Надежды на её стихи, а музыка естественно, учителя. Трогательный голосок юной девушки, поющей, о любви, в которой случаются размолвки, но она, любовь, в конце концов соединит любящие сердца. Ещё были другие песни: «Бал бесконечной любви», «Ручей» в соавторстве с Николаем Королёвым, гимн Дворца спорта. Вообще, он страстно любил рок, и его друзья-музыканты не всегда понимали его песенки про «ямочки на щеках». А это тоже часть его мира…

Несомненно, сама Надежда Бычкова – личность творчески одаренная. Как сказал В.М. Пернавский, выступивший на встрече: «Надежда превзошла своих учителей». Поэтому все присутствующие выразили общее желание об организации творческого вечера самой поэтессы. А если говорить о Валерии Халонене, совершенно очевидна его увлеченность этой привлекательной женщиной и несомненная влюбленность в неё. Недаром его сборники, вышедшие в то время назывались «Надеждой». Это тоже часть его жизни. С ней он записал не одну песню. Вместе они ездили в Лютеранскую церковь Введенского кладбища, где собираются финны. Надежда отмечает его протестантство созвучное протесту рок-музыки вообще. Вместе они были на передаче Якубовича «Поле чудес», где Валерий вышел в тройку финалистов и ему подарили фритюрницу. Подарок он вручил своей старшей сестре, очень любящей готовить. А вот песня, которую он готовил для этой передачи, там не прозвучала – автор флешку перепутал. Зато у нас была возможность послушать ее в этот раз.

Встреча получилась по домашнему очень теплой. И народ на нее собрался несмотря на серенькую погоду. В небольшом зале библиотеки на ул. Мечникова были заняты все стулья. Фамилия Халонена для большинства собравшихся не стала открытием. Многие слушали когда-то его музыку, видели, были знакомы, читали о нем и его произведениях. Валерий Михайлович был человеком скорее закрытым, что создавало ощущение его надменности. Для творческого человека это могло быть способом защиты. Называть себя его другом могли позволить себе очень немногие, в том числе Надежда Бычкова.

– Конкурс детско-юношеской поэзии «Хрустальная бабочка» помог мне организовать именно мой учитель. С его легкой руки, благодаря организационным «секретикам» – я шла по его следам. Ничего не изучала, все само лилось в уши из его уст. Не могу не быть благодарной за такую школу, — признаётся поэтесса – Мне его очень не хватает, я скучаю, трудно принять его уход, но его песни сейчас с нами, значит и он тоже здесь.

Ценность вот таких встреч состоит в том, что мы помним, помним клинчан, внесших свой вклад в городскую казну истории, тех кто уже ушёл.

Татьяна Кочеткова

517 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики