Пришвинские чтения

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Хорошо проводить такое мероприятие, используя дневники М. М Пришвина. С 1946 года он стал вести свой дневник под заголовком «Дорога к другу». Тогда Михаилу Михайловичу исполнилось 73 года, жизнь его уже шла к закату, у меня же, тогда пятилетнего ребёнка, только брала разбег. И если, описывая природу, старый писатель ощущал, что её «зорька нежнее щёчки младенца, а в тиши неслышно падает и тукает редко и мерно капля на балконе… Что из глубины души встаёт и выходит восхищённый человек с приветствием пролетающей птичке: «Здравствуй, дорогая!» Она же ему отвечает, что всех приветствует, но понимает это приветствие только человек восхищённый». И то явление становилось одним из признаний в любви к природе убелённого сединами мудрого писателя.

Иное дело мысли пятилетнего ребёнка. Он воспринимал ту же природу по-своему. И, заметив возле дровяного сарая огромную, зелёную лягушку, малыш видел в ней заколдованную девицу-красавицу, а для пойманного сачком майского жука готовил крохотный домик в спичечном коробке, чтобы потом слушать только ему понятную музыку шороха лапок насекомого.

Но всё это было в детстве. А в более поздние годы, когда уже зрелым экскурсоводом, с вечно любопытными туристами я колесил по просторам Подмосковья и соседних областей, вот тогда и знакомился с древним наследием «золотого кольца», пушкинскими местами Тверского края, военными редутами и бастионами Бородинского поля, памятниками воинской славы Великой Отечественной войны.

Именно тогда, с немалым удовольствием и выходил на остановках из автобуса, разминая затёкшие, ватные ноги, и вспоминал, опять же, Пришвинские строки. Те самые, которые тот мечтатель изложил, будучи уже сам владельцем легкового автомобиля. Тогда в своём «дневнике шофёра» он писал следующее:

«Разговорился с мастером о своей машине:

— Второй день такой прекрасный. Вот возьму и сяду в машину свою, вложу ключик, дуну – заведётся, и поеду.

— Как хорошо!.. По-моему… это – счастье.

— Ну, не скажу, есть большее счастье.

— Какое же?

— А пешком идти, всё вокруг рассматривать, обо всём думать.

— Правда, и то хорошо.

— Куда лучше! Вот погодите, придёт время, все будут на машинах ездить, и только самые богатые будут располагать временем ходить пешком».

Ну, надо же – писатель как в воду смотрел. Теперь уже и я, из глубины своих лет вспоминаю, как лет двадцать назад, ваш покорный слуга, мчался с другом в жаркий июль на его личном катере по Волге матушке реке. Перед этим рисовалась мне желанная картина: водные просторы, зелёные берега, яркое солнце, голубое небо и мы, как на крыльях несёмся под напутствия тех, кто провожал нас в речное путешествие. Им мы только сочувствовали. Как же я ошибался — в чём убедился буквально в первые минуты. Через час я был как выжитый лимон. Шум, грохот от двух мощных двигателей, гарь от их выхлопа, жара от разогретого солнцем металла. К тому же, нас преследовали огромные слепни, атакующие на пятиминутных остановках.

Нет, лучше брести по тропке пешком, не спеша, слушая шелест листвы и любуясь водной гладью любимой реки. Как же был прав любимый писатель, наставляя, что счастлив лишь тот, кто богат на текущее время, кто здоров и ходит пешком.

Владимир Тасин

576 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики