Страницы из прошлого Клина

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Клин – древний город Подмосковья. Следы его прошлого проглядываются в ландшафтах старых усадеб, памятниках культурного наследия, в дневниках и записях замечательных людей. И если австрийский дипломат Августин Мейрберг, совершая в середине XVII века поездку к русскому царю Алексею Михайловичу, успел сделать по пути, к нашему счастью, зарисовки старого города, то через сто лет Клин уже удостоился ряда записей о своём бытие, сделанным известным учёным – историографом Г. Ф. Миллером.

Один из отрывков его трудов, из так называемого «портфеля Миллера» гласил так: «Публичные строения суть следующая: деревянный дворец, где её императорское величество соизволило стоять, когда здесь проезжает. Воеводская канцелярия, воеводский дом, два соляных амбара, четыре кабака… Полицию содержит один воевода. Ямщики имеют особливого управителя, который находится под ведением Московской ямской конторы… Ямщиков, живущих в здешней слободе, 137 дворов, в коих, по их показанию, 319 душ мужеска и 313 женского. Многие ямщики живут по деревням».

Тогда же о клинских торгах Герард Фридрих поведал следующее: «Никто не смыслит, чтобы здесь был непрестанный торг. И годовой ярманки здесь не бывает. В субботу производится небольшой торг, когда крестьянство возит в город свои продукты, а зажиточные ямщики продают различные товары, кои они в Москве и Твери закупают. Трактирщик немец с позволением правительства поселился в Клину в той надежде, что от часто проезжающих по такой большой дороге людей можно будет получать довольное пропитание, однакож он пользы не нашёл».

Спустя столетие о значимости старого тракта для жителей нашего города благочинный городских церквей протоирей Сергий Модестов, в своей книге «Помянух лета древнии…», изложил так: «До устройства Николаевской железной дороги, Клин был городом весьма оживлённым: через него по шоссе непрерывным рядом шло движение обозов с товарами, экипажей с пассажирами, почтовых карет, дилижансов и верховых курьеров, так что, как мне говорили, трудно было иногда переходить через улицу, называемую Купеческой, по которой проходило это движение. На этой улице, когда Клин, при императрице Екатерине был сделан городом, некоторые дома были выстроены на казённый счёт и большею частью приспособлены были быть постоялыми дворами с большими запасами сена и соломы, отчего на этой улице, с тесно, почти без перерыва, выстроенными дворами, происходили часто пожары.

С проведением железной дороги (1851 год) город совсем опустел, торговля мелочная, значительная прежде по множеству проезжающих и проходящих, совсем ослабела и городское население обедняло, а в Ямской Слободе и соседней деревне Лавровой и других ближайших к шоссе, содержащихся единственно ямским промыслом, железная дорога совсем подорвала этот промысел. Только благодаря своему уезду, изобиловавшему лесом и сельскими продуктами, бывавшие в городе субботние и воскресные рынки, при обмене этих продуктов давали городским торговцам порядочную прибыль, так как при ближайшем сообщении с Москвой по железной дороге городские торговцы имели возможность покупать разные товары в более сходной цене. И через это привлекали к себе жителей соседних городов Дмитрова и Волоколамска, лишённых такого удобного сообщения…»

Здесь современному читателю неплохо бы заглянуть из XXI столетия в XIX век, чтобы рассмотреть более пристально одну из местных усадеб и представить себе занятость её владельца. Для этого можно воспользоваться отрывком из книги Татьяны Пасек, повествующем о клинском Демьянове следующее: «…День был праздничный и приёмный. Сердце у меня сильно билось, когда мы подъехали к крыльцу большого каменного дома, стоявшего во дворе; за домом виднелся парк, вдали фабрика… Варвара Марковна (Мертваго) замечательно умная, добрая и деятельная старушка. Она сама заведывает всем хозяйством и обширной фабрикой, на которой работают миткаль, кисеи и холстинки; встаёт рано и каждое утро в лёгкой таратаечке, в одну лошадку, объезжает все работы, а за непорядок строго взыскивает…

У Варвары Марковны три сына и четыре дочери. Одна замужем, а три живут с нею ещё молодые девушки. Это очень образованное семейство; оно принадлежит к высшему кругу общества… В иные дни (в Демьяново) съезжаются почти все соседи и многие из Клина, да инженеры. Инженеры ведут работы канала, около Подсолнечной, под начальством полковника Николая Николаевича Загоскина. Загоскин с некоторыми из инженеров часто бывает у Варвары Марковны и иногда проводит у них по нескольку дней сряду. Он им сродни».

История нашего края отражена заметками, очерками, записями, книгами многих очевидцев разных лет. Но, пожалуй, самый глубокий материал, на базе архивных документов, представлен первыми краеведами, к которым можно смело причислить В. В. Сорокина, В. И. Энского, В. С. Юдина, В. И. Старикова, Г. Г. Савина и, конечно же, « самого, самого» из них – внука Д. И. Менделеева, талантливого исследователя И. А. Смирнова. Именно о его деятельности готовит сегодня книгу научный сотрудник краеведческого музея Л. М. Титова. А пока воспользуемся пожеланиями самого Ивана Александровича к будущим краеведам, опубликованным им в тридцатых годах прошлого столетия, под рубрикой: «Добавление»:

«Очень полезно в Клину создать группу лиц, которые исправят и дополнят мои данные, посмотрев материалы в местных архивах; должны найтись сведения по разным вопросам: от сказок до исповедных росписей. Большую статью: «От феодального имения к совхозу» я бы прямо рекомендовал написать по материалам из Демьяново. Я не говорю пока о памятниках искусства в Клину и в районе, отложив этот вопрос по приезде моего в Клин. Также я бы хотел дать на месте методы изучения Клинского уезда как объекта. Я знаю, что кое-что ещё ходит по рукам клинян. Всё это следует поискать и издать. Материалов у меня довольно. Рукопись неизвестного автора, опись Клинского монастыря, акты Изосимовской пустыни и так далее. Всё это даёт много ценного для изучения прошлого и мало известно».

Со временем пожелания Ивана Александровича Смирнова стали путеводными звёздочками для любителей истории нашего края, найдя отражение, в своё время в трудах «старых» краеведов, и продолжают учитываться сегодня их последователями: Дмитрием Рубцовым, Ларисой Титовой, Андрея Шугаева, Татьяной Кочетковой, Юлией Малашенко и многими другими.

Владимир Тасин

591 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики