Извозный промысел в Клину

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Наш Клин, как известно – город извозчиков, ну, во всяком случае, даже после пуска Николаевской железной дороги, извозный промысел в городе оставался. В «Памятной книге Московской губернии» 1904 г. опубликован ряд постановлений. В том числе и об извозном промысле. Причем, вот что примечательно, — постановления не были едиными для всех городов губернии.

 

Читаем изданное Московским Губернатором 22 августа 1902 года «Обязательное постановление о порядке производства легкового извозного промысла в городе Клину»:

  1. Лица, занятые легковым извозным промыслом в городе Клину, обязаны иметь на видном месте экипажей (парных и одиночных) установленные металлические значки, выдаваемые городским старостою. На значках должно быть обозначение на какой срок таковые выдаются. Извозопромышленники, получающие значки для экипажей из местной Уездной Земской управы на право езды в уезде, освобождаются от выборки ещё особых знаков в городском управлении, подчиняясь однако при отправлении промысла в пределах города, всем прочим требованиям сих обязательных постановлений.
  2. Значки выдаются городским старостою за плату по стоимости их изготовления лицам, предоставляющим удостоверения от полиции о благонадежности извозчиков и обязаны заявлять городскому старосте и о своих работниках, которых предполагают посылать в извоз, представляют при этом удостоверение от полиции о благонадежности нанимаемых лиц. Именные списки, как содержателей извозного промысла получивших значки, так и работников допущенных к езде, должны храниться у городского старосты и уездного исправника коему сведения о всех изменениях в этом списке немедленно сообщаются городским старостою. Лицам, не значащимся в этих списках, езда воспрещена.
  3. В случае утраты значка извозчик должен заявить о том городскому старосте.
  4. Лицам, имеющим менее 16 лет, занятие извозным промыслом воспрещается (очевидно, возрастной ценз менялся в разные годы и каждая управа сама определяла его – автор).
  5. Извозчичьи экипажи и сбруя должны быть прочны, вполне исправны и содержимы в чистоте. При занятии промыслом извозчики должны быть опрятно одеты. Лошади могут быть употребимы в извозе только хорошо выезжанные, здоровые и неизнуренные.
  6. В назначенное по соглашению начальника полиции с городским старостою, время и место извозопромышленники обязаны предоставлять лошадей, экипажи и все принадлежности извозного промысла для осмотра производимого командированными представителями от полиции и городского общественного управления не менее 2 раз в год.
  7. При отправке промысла извозчики должны быть трезвы, отнюдь не позволять себе грубого обращения с седоками и нанимателями и не употреблять бранных и непристойных слов.
  8. Места остановок экипажей на улицах и площадях города назначаются полицией по согласованию с городским общественным управлением. Извозчики в местах остановок должны находиться при экипажах, располагаемых в порядке, указанном полицией, не выезжать без требования из ряда, не обращаться к публике с предложением своих услуг и вообще подчиняться во время стоянки и при езде всем законным распоряжениям полиции.
  9. От извозчиков, более трёх раз признанных подлежащим судом виновными в несоблюдении ими настоящих постановлений, а и они лишаются права также в нарушении порядка, пьянства, грубого обращения с нанимателями и неисполнении законных требований полиции, значки отбираются и они лишаются права заниматься извозчичьим промыслом в текущем году.

Краевед Вячеслав Пернавский в своей книге «От снимка к снимку» пишет: «В ведение городской управы входит и составление инструкций по выбору верхней одежды извозчиков. Чаще всего они носят кафтан «на фантах», то есть, на двух сборках сзади, подпоясанный наборным поясом. В ходу у возчиков и жилеты, а также большие фартуки и картузы. Ну а зимой теплые шапки и ватные пиджаки». Вот такими франтами были наши клинские возчики.

А теперь ради любопытства посмотрим соответствующие документы для извозчиков Сергиева Посада, Подольска, Богородского уезда. Кстати, изданы они примерно в одно и то же время 1900-1901 г.г.

У них нет списков, а есть значки с обозначением года и порядкового номера. Но списки-то наверное, всё-таки есть. Нет у них извозопромышленников, а так… частники. Но зато у нас…

Есть обязательное требование для парных экипажей: « у парных экипажей должны находиться на определенных местах фонари, зажигаемые в тёмное время». Вроде согласно п.1 у нас и парные экипажи были, иначе зачем их упоминать. А вот гляди ж ты – у нас в Клину фонари, очевидно, не нужны. Может у нас светлее – от стационарных фонарей, а у них с освещением было хуже?

При нарушении правил, у извозчиков, признанных виновными, значки отбираются, и если для клинских нарушителей они отбираются на текущий год, то в Постановлениях вот этих городов срок не указан. Так надо понимать – отбираются насовсем? Или как?

А вот наша жёсткая проверка лошадей, экипажей и прочего 2 раза в год у них почему-то мягче. У них не указано количество проверок в году.

Но, думается вот что – скорее всего, практика извозного промысла вот в этих местах показала, что…. А что она показала? Что надо ужесточить наказание за пьянство и нецензурные слова или наоборот… спустить, как говорится, на тормозах? Ну, и по поводу проверок тоже – мол, можно проверять два раза в год, можно и пять, а можно… по усмотрению местных властей. А может, наши-то местные за годы ямщины здорово «поднаторели» и потому власти решили учесть весь накопленный опыт?

Их правила не требуют извозчиков выстраиваться в ряды. Хотя, нет вот в Сергиевом Посаде тоже положено строиться в ряды. Но, зато все они учли наличие у себя железнодорожных вокзалов. Как будто у нас такового не было. Вот как пишет Вячеслав Пернавский по поводу привокзальной площади: «На ней, как правило, местные извозчики терпеливо ожидали прибытия очередного поезда и спешащих пассажиров. Ну а уставшим путешественникам оставалось только выбирать соответствующий экипаж по своему вкусу, в зависимости от своего кошелька. Пассажиры скромнее – обходились открытыми тарантасами, запряженными одной лошадёнкой. Закрытый же верх коляски с тройкой лихих коней, – предпочитал уже более солидный люд…» Внимательно рассматривала фото Беликова, но так и не поняла, сколько лошадей запряжено во сколько колясок, хотела увидеть тройку….

У нас на вокзале на привокзальной площади находилась биржа извозчиков – об этом тоже пишет наш краевед. Правда при этом, возчики ещё могут не угодить и железнодорожному начальству и подвергнуться наказанию. Вот каковы правила у них: «…кроме того и, на дворе железнодорожной станции и вообще у вокзала – при выходе пассажиров во время прибытия поездов железной дороги должны не сходить с экипажей».

А вот в Богородском уезде есть даже послабление. Обязательство иметь значки, установленные для извозчиков и ямщиков «не распространяются на лиц, провозящих пассажиров временно и случайно». Вот так-то. А в других местах, ежели полиция «поймала», то доказывай, что ты не верблюд и везёшь попутчика случайно?

И вот ещё что интересно: только в Клину и Сергиевом Посаде ямщикам запрещено «предлагать свои услуги». А вот в других местах «приставать к потенциальным пассажирам», выходит, можно?

Казалось бы, что можно извлечь из … казалось бы обычных правил? Которые казалось должны быть едиными для всей губернии? Ан, нет. Вот такие ярко выраженные индивидуальности управ создавали исключительно свои правила.

Татьяна Кочеткова

 

1 146 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики