Воспоминания о Настоящем человеке

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Великая Отечественная война унесла много людских жизней и сломала много человеческих судеб. Нашему журналисту Кузьмину Василию удалось побеседовать с дочерью подполковника Александрова Николая Александровича – Александровой Ниной Николаевной, узнать подробности из жизни того тяжелого времени и заполнить «белые пятна» в истории о летчиках, похороненных на Майдановском погосте.

Отец мой, Александров Николай Александрович, родился 9 мая 1909 года в большой крестьянской семье, в селе Артем Любытинского района Новгородской губернии. И когда отцу было 7 лет, умирает мать и буквально через полгода умирает отец. Т.е. Николай и младшие его братья и сестры остаются сиротами. В это время происходят октябрьские революционные события, которые сопровождались голодом и разрухой, и дети часто становились беспризорниками, которых пытались определять в детдома. Отец тоже оказался в детдоме, но был бойкий, подвижный и убежал оттуда. Потом он работал пастушком и учился в сельской школе. Человек он был целеустремленный, стремящийся к новым высотам. С 14 лет работал в шахте и благодаря этой профессии поступил на учебу на Рабфак Ленинградского геолого-разведывательного учебного комбината. Закончить Рабфак папа не успел, в это время Советское молодое государство создавало свои воздушные силы. Во многих учреждениях стали отбирать наиболее подготовленных и желающих покорять небо молодых людей. В 1934 году отца взяли в Энгельскую школу летчиков (эту школу впоследствии заканчивал Ю.А. Гагарин). После ее окончания отец был откомандирован на Дальний восток в Читинскую область город Домна, где и встретился с моей мамой, а в 1937 году родилась я.

В 1939 году отец вернулся с Халхин-Гола, и эти события отпечатались в моей памяти. Помню, что бабушка стирала белье, а мне дали два маленьких ведерка. Вроде как помогаю бабушке дела делать и вдруг раскрываются ворота и появляется папа. Ведерочки упали и я бросилась к нему на шею.

22 июня 1941 года – я помню этот день, война застала нас в городе Люберцы Московской области. Туда отец был переведен после Халхин-Гола. Еще в этот день была сильная гроза, и я, 4-летняя девочка, бежала в магазин. Мама дала мне сумочку и какие-то денежки, было это в военном гарнизоне, мне надо было купить хлеба. Я бежала и вдруг раскат грома, я испугалась и упала прямо на ступеньки офицерской столовой. А отец как раз в это время обедал и, сидя у окна, удивлялся, что кто-то отпустил маленького ребенка одного. Так для меня началась война. Папа с первых дней ринулся защищать небо Москвы, а нас эвакуировали в Читинскую область в город Домна к маминой маме на время войны. С фронта отец присылал очень много писем, полных заботы, любви и тревоги о жене и ребенке. Он был прекрасный отец и замечательный муж. Вот строки из его письма от 29 октября 1941 года «…о себе Шура (так он называл маму) скажу, что работаю с большим напряжением, время боевое, взгляд мой как у шакала все время ищет фашиста. Уничтожаю их сейчас довольно успешно. Наше правительство отметило меня, наградило орденом Боевого Красного знамени. Жаль, что ты далеко уехала ведь книжка с первой наградой хранится у тебя, а это вторая, а я заверяю тебя, что живого или мертвого меня еще наградят и пусть моя доченька знает, что ее папа не посрамил Земли Русской.»

В 1942 году отец стал командиром полка, а как это произошло, я узнала только в 1980 году на встрече ветеранов. На могиле отца собрались его однополчане и конечно они меня узнали. И один из его сослуживцев поведал мне события 42-го года. Николай был отчаянным и смелым и не всегда подконтрольным. В это время он был командиром эскадрильи, и полк базировался во Внукове. В один не очень приятный момент, когда основная часть самолетов находилась на ремонте и на дозаправке, в небе появились немецкие самолеты. Аэродром был просто как на ладони, ему грозил полный разгром. Николай, не дожидаясь никакой команды, бросился в свой самолет, а он был в боевой готовности. Взлетел и вступил в неравный бой и одержал победу. Фашисты отступили. И когда он целехонький вернулся на аэродром, там присутствовал какой-то высокопоставленный чин. До этого события командира полка Рыбкина переводили на повышение и должность оставалась вакантной. После выше рассказанных событий этот «высокий» чин и сказал: «Вот вам командир куда же лучше». Событие это вспомнилось мне после просмотра фильма Быкова «В бой идут одни старики». Там еще такой момент, когда «Кузнечик» взлетает без команды и сбивает вражеский самолет. Ведь даже фамилия «Кузнечика» Александров. А совпадение это и реальный факт, я и сейчас не знаю и спросить не у кого.

В 1943 году папе разрешили нас с мамой вызвать из эвакуации. Мы приехали во Внуково, и через некоторое время полк перевели в Клин, в Майданово. Поселок Майданово был частично отгорожен от гражданского населения, в полуразрушенной церкви был цех по ремонту самолетный двигателей, а жили мы в домах построенных от завода № 507 (ныне Химволокно). Ведь основная застройка поселка была уже после войны пленными немцами. Будучи в Клину командиром полка, отец обучал молодых летчиков боевому летному искусству. Помню только некоторых – это Сережа Бровкин и Павел Степанов, сохранились их фотографии. Снимки рассказывают о трудностях того времени, о становлении Советского государства. Очень трудно все вспомнить и вообще вспоминать те события. 1944 год был для меняя и радостным, и очень горьким. 16 июля папа с мамой родили мне сестренку Люсю. Первого сентября 1944 года папа отвел меня в первый класс Клинской школы № 5 к одной из старейших преподавателей города Клина Александре Лавровне Дроба. А 2 сентября 1944 года папа разбился. И похоронен на Майдановском погосте рядом со своими товарищами. Вот такие у меня воспоминания о том времени.

3 316 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики