Малоярославец – Ильинское – Медынь

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading Загрузка...

Экспедиция по местам, где совершили свой подвиг Подольские курсанты, и где об этом подвиге снимали фильм

Автор: Алексей Сокольский

Трудно сказать, не закроют ли опять кинотеатры, да и будет ли у зрителей желание пойти на очередной фильм про войну. Жизнь и так чем-то напоминает кино – то ли фантастическое, то ли военное. Вот только мы не смотрим его на экране или по телевизору, а сами являемся «персонажами» с непредсказуемыми судьбами. «Коронавирусные новости» чем-то напоминают сводки «От советского информбюро»: оптимистичные сообщения о наших наступлениях на «фронтах» создания вакцины чередуются с совсем не радующей информацией о том, на какие «позиции» приходится в очередной раз отступать под натиском COVID-19. И, конечно, статистика потерь, причём не только в экономике…

 

Но жизнь продолжается, и в самом начале осеннего наступления невидимого врага, когда ещё не были отменены все массовые мероприятия, Союз журналистов Подмосковья в рамках проекта «Журналистский долг памяти» организовал экспедицию, посвященную подвигу, о котором рассказывает выходящий в эти дни в прокат фильм «Подольские курсанты». Участники экспедиции из разных городов Подмосковья побывали там, где показанные в фильме события происходили в реальности, а затем – в Кинокомплексе «Военфильм-Медынь» – филиале «Музея техники» Вадима Задорожного, где снимались батальные сцены этого фильма. Фильма, не посмотреть который теперь будет просто не возможно.

«Когда мы отступаем, это мы вперёд идём»

Тем, кто увлекался историей Отечественной войны 1812 года, название этого небольшого районного центра в Калужской области должно быть хорошо знакомо. Отсюда 24 октября после боя, во время которого город восемь раз переходил из рук в руки, русские войска отошли. На пару вёрст. На подготовленные позиции. Французам же отступать отсюда пришлось уже до города Парижа…

В октябре 1941 года в нескольких километрах от города происходили события, которые не так давно получили название – Малоярославецкая оборонительная операция. Здесь и совершили свой подвиг командиры и курсанты двух подольских военных училищ – артиллерийского и пехотного, задержавшие наступление немецких войск. Увы, тем из них, кто остался жив, тоже пришлось отступить… Дальше, чем в 1812-м, на более долгий срок, но 2 января 1942 года в ходе контрнаступления под Москвой Малоярославец был освобождён, а фашистам в итоге отступать пришлось до самого Берлина.

Через восемь почти десятков лет после боёв с немецкими фашистами и две с лишним сотни лет после войны с армией Наполеона Малоярославец можно смело назвать, пользуясь «штампом» советской журналистики, «городом контрастов». По дороге от железнодорожного вокзала в центр, проходя мимо старых деревянных домишек, на некоторых из которых лучшее, что сохранилось, – это таблички «Дом образцового содержания», натолкнулся я на здание современное. Новый трёхэтажный дом ещё не был сдан, но выглядел так, будто долго держал оборону: практически все его окна были разбиты, но не снарядами, а камнями каких-то местных вандалов.

Зато потом…

 

Полный текст и много фото на нашем канале в Яндекс.Дзен

 

«И вечной памятью двенадцатого года…»

Центр Малоярославца потрясающе красив. Здесь – старые, но ухоженные купеческие домики, внешний вид которых если что и портит, так это «корпоративные цвета» вывесок сетевых магазинов, называть которые не хочется, и без того надоели. Есть ли ещё в России уголки, свободные от этого «клейм»?

Для небольшого города здесь невероятное количество памятников и бюстов: памятник основателю – Владимиру Храброму, монумент Героям Отечественной войны 1812 года, а напротив – памятник полковому священнику, у которого есть исторический прототип – капеллан 19-го Егерского полка Василий Васильковский, награждённый за мужество, проявленное в бою, орденом Георгия Победоносца. И это только в самом центре, просто оглядываешься вокруг и всё это видишь. А какие храмы! Думаю, что даже людей неверующих они не могут оставить равнодушными. Если, конечно, эти люди способны замечать и ценить красоту и совершенство. А ведь и эти храмы трепало не только время: французы, говорят, устраивали в одном из них конюшню, советская власть – кинотеатр, с туалетами на месте алтаря…

Но главная, пожалуй, достопримечательность города – это Свято-Никольский Черноостровский женский монастырь, о котором, безусловно, надо бы рассказывать отдельно, что мне в ближайшее время и хочется сделать. А пока лишь скажу, что на входе в этот потрясающе красивый, ухоженный как кукольный домик в комнате очень аккуратной девочки, весь утопающий в зелени, в цветах монастырь, на Святых его вратах есть неоштукатуренные места. Единственные, наверное, «недоделки», которые можно заметить. Впрочем, не «можно», а – «нужно»! Ведь это – следы от снарядов, память о битве 1812 года. Битве, которая происходила на территории и вокруг монастыря. На этих же Святых вратах – икона Спаса Нерукотворного. «С ней связано чудо, – рассказала нам одна из послушниц, – ни одна пуля не коснулась лика Спасителя, хотя плат весь изрешеченный».

При монастыре создан Духовно-просветительский центр «София», в стенах которого работает интерактивный музей «Малоярославец – город двух Великих Побед». Музей – действительно необычный: помимо предметов, без которых не обходится ни один исторический и военный музей, в его экспозиции использованы современная компьютерная техника, технологии виртуальной реальности. Хотя, конечно, никакое «многопиксельное» изображение, никакая голограмма не способны заменить старинные книги, или пищаль, которую «выдала» земля хозяйке одного из местных огородов. Земля – она ведь не только в себя принимает…

«Как будто школьников расстреляли…»

Многих здесь в 1941-м земля приняла. В братской могиле, возле которой нашу небольшую колонну встретил представитель обнинской ассоциации «Народный проект» и боец поискового отряда «Ильинский патруль» Андрей Первов, захоронено, по его словам, больше тысячи солдат. Это не только курсанты двух подольских училищ – артиллерийского и пехотного, но и бойцы 43-й армии, и даже окруженцы, которые выходили из Вяземского котла. Они тоже здесь воевали. К сожалению, восстановить имена всех погибших невозможно, большинство из них – это те, кто считается пропавшим без вести.

Ильинский рубеж – шесть километров в одну сторону, шесть в другую, и три километра в глубину. На последнем рубеже рядом с Варшавским шоссе, которое и защищали курсанты, хоронят теперь всех найденных бойцов. Поначалу их отвозили или на их родину – тех редких, чьи имена удавалось установить, или в Калугу, или в Подольск, но потом решили: «Пускай они лежат там, где погибли».

Бои были скоротечные, хоронить не успевали, а когда 17 октября немцы окружили рубеж, начальник Подольского артиллерийского училища Иван Семёнович Стрельбицкий начал выводить ребят – через территорию нынешнего города Обнинска в район Наро-Фоминска.

Немцы убитых сами не хоронили никогда, они сгоняли для этого или пленных, или местных жителей, которые потом вспоминали, как повсюду лежали тела, разбитые-разорванные вещмешки. Ведь курсанты ехали на линию фронта всего на пять-шесть дней, просто чтобы задержать немцев до подхода основных наших войск, они думали, что вернутся учиться, везли с собой всё необходимое для продолжения учёбы.

– Снега ещё не было, октябрь был достаточно теплым, знаменитые морозы начались в ноябре. Всё поле было в обрывках тетрадок и книг. Как будто школьников расстреляли…

Одного курсанта местные жители нашли и похоронили на своём огороде, с тех пор из поколения в поколение так и ухаживают за могилой.

Немцы прорвались на фланге рубежа, на Варшавское шоссе зашли со стороны Малоярославца, со стороны Москвы. Они водрузили на головной танк красный флаг и защитники рубежей стали выскакивать из окопов и подкидывать вверх на радостях каски и пилотки. И вдруг командир орудия лейтенант Шаповалов открыл по этим танкам огонь: он первым разглядел, что на них помимо красного флага есть ещё и белые кресты…

Хорошо, видимо, учили курсантов – стреляли они метко: в корпусе одного танка потом обнаружили десять попаданий! А всего в том бою было уничтожено 14 немецких танков, не считая автомашин, бронетранспортеров и пехоты, ушёл только один танк.

От дота к доту

История войны – штука сложная: какие-то герои остаются неизвестными, кого-то героями назначают. Так, наверное, всегда было и будет. К тому, что войны прекратятся, увы, нет никаких предпосылок.

Мы были возле дота лейтенанта Алёшкина, который вместо того, чтобы выполнить приказ об отступлении, провёл комсомольское собрание, на котором бойцы-курсанты проголосовали за то, чтобы остаться и держать рубеж. Наверное, за неисполнение приказа им мог грозить трибунал, но они остались… В 1972 году при строительстве дома найдут останки погибших бойцов и по петлицам определят, кто из них лейтенант Алёшкин, чьим именем и назван дот, который стоит возле шоссе. Рядом – мемориал, внутри дота – пушка. А в 1941-м оставшиеся воевать и погибать курсанты во главе со своим лейтенантом при лобовом обстреле выкатывали её на запасную позицию и снова закатывали, когда обстрел вновь сменялся танковой атакой. Немцы не могли понять: в доте не должно было оставаться ничего живого, а он снова стреляет…

Поисковый отряд «Ильинский патруль» был создан в 2015 году специально для того, чтобы находить и сохранять фортификационные сооружения, – доты и дзоты, которые были построены здесь в октябре 1941 года. Точнее – почти построены… Когда отряд начал свою работу, было известно всего восемь дотов, на сегодняшний момент найдено уже 95, усилиями отряда 50 из них признаны памятниками культурного наследия Калужской области. Это, по словам Андрея Первова, было сделано специально, потому что были попытки превращать эти доты в скотомогильники, в хранилища, ломать их, уничтожать…

Андрей водил нас от дота к доту, историй от него мы узнали едва ли не больше, чем в музее. Какие-то из этих историй попали в фильм «Подольские курсанты», какие-то нет.

– Для немцев это был шок! Та самая 19-я танковая дивизия, которая прошла Польшу, Бельгию, воевала в Белоруссии. Они такого сопротивления не знали. Скоротечный, минут 25, бой и – такие потери! На этом направлении действовало 400 немецких танков, с нашей стороны – 62. Превосходство немцев было просто колоссальным. Тем более, что наша авиация в боях здесь практически не участвовала, а потому в воздухе это преимущество было 100-процентным. А ведь оборону держали вчерашние выпускники школ. Некоторые приписывали себе год. И представьте себе: немцы, Европу прошли, здоровые 30-летние мужики, поспавшие восемь часов, попившие кофейку, поевшие, побрившиеся, с одеколончиком… Именно так! Я не преувеличиваю. У нас есть и сводки, и дневники. Мы их переводим. Мы знаем, как они воевали. А против них в штыковую атаку шли пацаны, которые ночь не спали, трое суток не ели…

Ещё одна история:

– Немцы прорвали оборону 17-го утром, одного раненого курсанта при атаке комиссар толкнул в блиндаж, тот упал за печку и помнит только, как взорвалась граната. Очнулся оттого, что кто-то над ним копошится. Оказалось, что это немецкий фельдшер. Перевязал, позвал местных жителей и сказал: «Хороший солдат», велел сдать врачу и ухаживать. Два месяца он был на оккупированной территории, потом вернулся в строй, прошел проверку и воевал дальше.

Удивительная история, но таких, счастливых, слишком мало…

Алексей Сокольский

Продолжение читайте в следующем номере газеты или на нашем канале в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики

Статистика Метрики для сегодня

Просмотры страниц: 33
Визиты: 26
Посетители: 26
Заказать звонок
+
Жду звонка!