Усадьба Теплое – творение Баженова?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Усадьба Теплое – творение Баженова?

Ольга Викентьевна Ткаченко, автор книги об усадьбе Теплое, проводила свои исторические исследования, в которых пыталась подтвердить авторство Баженова. Если уж так скрупулезно подходить к этому вопросу, то многие творения, авторство которых якобы «приписывают» конкретному знаменитому архитектору, основываясь на «свойственной им манере», на самом деле действительно принадлежит им. Строения остаются, а бумаги горят. Во время войны 1812 года в горящей Москве было уничтожено много чертежей и других документов. Даже на знаменитый дом Пашкова нет чертежей с подписью Баженова. Тогда начинают говорить о «школе», об учениках, но вот указать их имена никто не берется. А в логике все четко. Есть высочайшая степень вероятности, особенно когда нет никакой альтернативы. Так вот в авторстве Баженова по поводу церкви Михаила Архангела альтернативы нет. Как нет ее и в авторстве Николая Львова в селе Теплое.

Ольга Викентьевна говорила в интервью и о том, что ее интересует село Теплое. Надо отдать должное – она в течение долгих пяти лет собирала материал для своей книги. Все что там есть – официальные документы, в верности которых вряд ли кто усомнится. О самом Знаменском храме написано очень много, и мы все очень рады, что есть надежды на восстановление уникальной жемчужины. Однако хотелось немного о другом – об усадьбе.

В клинском районе на сегодняшней его территории усадеб до революции было более сотни. Что мы знаем об этом? Если учесть, что ничего сохранить не удалось. Знаем Демьяновскую в руинированном состоянии, восстановленную (новодельную) Бобловскую – музей Д. И. Менделеева, руинированную усадьбе Засецких в Доршево. Слышали о Нагорном и их владельцах князьях Волконских, Золино и Алмазове, Спас-Коркодино и Фонвизиных, Александрово и Меншиковых, Высокое и Волковых… Может быть кого-то еще ждут архивные документы по этим усадьбам?

В 1999 году вышла книга В.С. Юдина «Край наш клинский». Там чуть-чуть об усадьбе в Теплом: «Усадьба Теплое находилась возле церкви у пруда и представляла собой единый садово-парковый ансамбль. Здание главного дома было относительно невелико, имело два этажа с колоннадой коринфского ордера со стройными пропорциями ордерных элементов. Все эти черты постройки типичны для дворянских усадеб конца 18 – начала 19 веков. …Авторство проекта приписывается Н.А. Львову…». Общие слова, правда? Ни в коем случае не хочу обидеть автора. Он написал об этом 25 лет назад – честь и хвала за это, если учесть, что допуска к архивам у него не было. Сейчас они есть и О.В. Ткаченко ими воспользовалась. Давайте, посмотрим, что она нашла.

У Теплого было много владельцев, но нас интересуют более всего Соймоновы, ведь именно при них были построены и усадебный дом и храм. Итак, Прасковья Алексеевна Соймонова, вдова оберфискала флота Александра Ивановича Соймонова, покупает Теплое. Муж ее – родной брат Федора Соймонова, выдающего ученого и государственного деятеля России 18 века, сподвижника Петра 1, первого русского гидрографа и картографа, вице-президента Адмиратействколлегии, исследователя Сибири… Он также родной брат бабушки знаменитого архитектора Николая Львова. Обратите внимание. У Прасковьи трое детей: Петр, Николай и Авдотья. В браке Николая, который и строит храм, родился один сын – Александр Николаевич, унаследовавший поместье. У него трое детей: Екатерина, Сусанна и Николай. Вот они и были впоследствии более всего связаны с селом. Екатерина не была замужем. Николай «профукал» имение. А младшая Сусанна вышла замуж за сына сенатора Дмитрия Борисовича Мертваго – Николая. Она была талантливой художницей-любителем, первые уроки рисования брала в детстве в Италии. И Ольга нашла в Государственном историческом музее несколько альбомов с рисунками Сусанны. Особый интерес представляют акварельные рисунки с изображением усадебного дома Соймоновых, которые датируются 1837 годом. Очень интересные работы еще не совсем зрелой художницы, ей всего 22. На одном из рисунков прорисована церковь, и становится понятным, как расположен дом по отношению к ней.

Ольга Викентьевна нашла старые межевые планы усадьбы еще до постройки храма. Выкопировки есть в книге. А вот что она пишет: «Село Теплое расположено на месте впадения речки Каменки (совр. Смельникова) в Вельгу (встречающиеся название Вейна, Венья нельзя назвать ошибкой, название менялось со временем). Застройка села делится на две части. Одна часть домов расположена на левом березу запруды Вельги и Каменки, а вторая на правом берегу. Сама запруда на слиянии двух рек, представляет из себя букву Г, повернутую влево. Точно такую же форму имеют два сообщающихся между собой пруда перед новым усадебным домом… К северу от дороги изображен большой усадебный дом в виде буквы П – передняя часть дома в одну линию, с противоположной стороны имеется небольшой двор, образованный выступающими по бокам частями дома. За домом расположен усадебный парк. Перед домом пустое пространство – очевидно парадный двор. Этот дом с парком и его территория отгорожены от застройки крестьян и от дороги двойной линией, вероятно обозначающей каменную ограду. … От села идут пять дорог…»

Судя по масштабу, дом совсем не маленький. И в его размещении присутствует характерная именно для Львова закономерность. К тому же надо сказать, что архитектора связывало с семьей Соймоновых не только родство, но и общие интересы в области научных исследований и искусства, о чем, кстати, автор тоже пишет в своей книге. Сусанна оставила в своих рисунках и интерьеры богатого дома Саймоновых; комната со стопкой книг, висящий на стене мольберт, географической картой и дамским капором. Неудивительно, ведь сестры много читали, рисовали и музицировали.

Соймоновы были связаны с семейством Волковых (имение Высокое). Что совершенно  неудивительно, они были соседями. Екатерина Соймонова дружила с Елизаветой Волковой, дочерью хозяина усадьбы. В отделе РГБ хранятся письма Елизаветы к Екатерине. Думаю, что это весьма интересная переписка двух образованных барышень. Екатерина оставила нам свои Дневниковые записи, которые имеют «уникальное научно-практическое значение», по словам старшего научного сотрудника РГБ Е.П. Мстиславской. Там в частности есть воспоминания очевидцев событий 1812 года.

Стоит упомянуть и усадьбу Демьяново, раз уж семейства породнились. В усадьбе Демьяново в 1832 году Н.Д. Мертваго «обустроил семейную бумагопрядильную фабрику по выработке кисеи, миткаля и носовых платков. В 1836 году за высокое качество продукции получил разрешение употреблять на изделиях Государственный герб». Мы знаем также о том, что художник Апполинарий Васнецов написал в Демьянове более 50 пейзажей. Он совершал поездки по уезду, изучая церкви. Ольга предполагает, что «Васнецов выполнил работы по росписи внешних стен и интерьера Знаменской церкви в Теплом при ее ремонте в 1911 году. О выплате денег художнику Васнецову за роспись храма была запись в расходной книге, хранившейся в церкви». За что еще мог получить деньги художник  от церкви, как не за ее роспись? Поскольку фрески разрушены, подписи автора нет, остается только предполагать? Есть другие варианты?

Дом Соймоновых был разрушен революцией в 1918 году. По воспоминаниям бывших жителей Теплого, пруды были соединены перешейком. Сейчас сохранился только один большой «Барский» пруд. Второй засыпан в советские годы, так как земли на месте фруктового сада и парка были распаханы под сельхозпосевы.

Ольга Викентьевна подарила свою книгу центральной библиотеке. У любого человека есть возможность хотя бы посмотреть акварельные рисунки Сусанны Соймоновой-Мертваго и выкопировки межевых планов, чтобы представить себе одну из усадеб клинского уезда 18 века.

Т. Кочеткова

3 003 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики