Строительный каклог «Новосел»
«Дорожное радио» г.Клин

Благородные корни неблагозвучных клинских деревень

19 февраля 2018 besedin 0

На окраине Высоковска, а точнее – древней деревни Некрасино среди деревьев редколесья встречаются валуны разных размеров и разнообразной формы. Они – немые, но точные свидетели местного старообрядческого кладбища, которое отмечено на интернет-картах. Старожилы Некрасина и Высоковска подтверждают и утверждают, что кладбищу не одна сотня лет. Ответственный секретарь клинского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Михаил Томилин не один год занимается изучением старообрядчества России и с документами на руках доказывает, что на клинской земле старообрядчество пустило корни давно и глубоко. В № 18 от 13 мая прошлого года он рассказывал о выходце из высоковских староверов, министре финансов СССР Арсении Звереве.

В конце XV века Русская поместная церковь, отделившаяся ранее от Константинопольского патриарха-униата, все более укрепляла свою автономию и все дальше удалялась от греков, от которых восприняла православие. Самостоятельность кружила голову духовенству. Через столетие, в середине XVII века, патриарх Никон вообще решил сделать церковь экономическим субъектом, и линия стяжателей, последователей Иосифа Волоцкого, который отстаивал право землевладения монастырей, победила. Видимые знаки реформируемой Русской православной церкви – это переход на троеперстие при крещении вместо двоеперстия, что противоречило решениям Стоглавого собора 1551 г., введение движения крестных ходов против солнца, изменение символа веры, сокращение молитв, служб и воздвижение на храмы католических крестов – крыжей. Православная Церковь в России стала крупнейшим коллективным владельцем крепостных крестьян и богатейшим латифундистом – владельцем земель, став опорой пришедших к власти династии Романовых.

Такие нововведения большая часть русского народа не приняла. И произошёл великий раскол, которому содействовала анафема 1663 г. патриарха Никона всем, кто крестится двоеперстно, двумя пальцами. За спиной патриарха Никона стоял серый кардинал церковной реформы Стефан Вонифатьев, в иночестве Савватий, духовник царя Алексея Михайловича. В своей реформе патриарх опирался на кадры из священников Малороссии после её присоединения к России.

Причем к тому времени Киево-Могилянская греко-латинская коллегия, ковавшая малороссийское духовенство, находилась под властью иезуитов и продвигала их идеологию. Доктор исторических наук Александр Пыжиков полагает, что главные силы в расколе – это «украинствующие» никониане и русские старообрядцы. Причем 90 % из староверов считались беспоповцами, которые придерживались «народного православия». Поэтому на них начались гонения. Их жгли в срубах, пытали, ссылали. Такие гонения прекратились только при Екатерине II, но экономическое давление, например, повышенные налоги, сборы со старообрядцев и их предприятий не прекращались до начала XX века, до 1905 г. Староверы расселились в основном на Урале, в Среднем и Верхнем Поволжье, на русском Севере и в Нечерноземье, в центральной России.

Елена Семилетникова в своей работе «Старообрядчество Клинского уезда Московской губернии в XIX в.» дала краткий статистический обзор численности и отметила места компактного проживания и основные согласия староверов в Клинском уезде, то есть показала распределение старообрядцев по деревням и волостям Клинского уезда. По её мнению, в XIX в. юго–запад Клинского уезда являлся частью старообрядческого микрорегиона, площадь которого охватывала часть Волоколамского и северные территории Рузского и Можайского уездов. Исследователь старообрядчества Сергей Михайлов полагает, что впервые старообрядцы появились в лесах к западу от Волоколамска во второй половине XVII в. благодаря покровительству владельцев этих земель – князей Хованских.

Их родословная идет от великого князя литовского Гедимина, внук или правнук которого Патрикей в 1408 г. прибыл в Москву на службу к великому князю Василию I. Внук Патрикея Василий Фёдорович получил прозвище Хавака и стал родоначальником княжеского рода Хованских, которые сочувствовали старой вере и отстаивали ее. От волоколамских старообрядцев, скорее всего, появились старообрядцы на клинской земле. Причем эти старообрядцы имели тайные связи с гомельскими, ржевскими и кержевскими единоверцами. В клинском уезде бытовали старообрядческие общины беспоповцев старопоморского Федосеевского согласия, поморского согласия и поповцы, то есть общины со священниками, например, Белокриницкое согласие в Троицкой волости в деревне Ситниково, где проживали 98 старообрядцев Рогожского согласия.

В 1896 г. Центральный статистический комитет российского министерства внутренних дел составил полные описания населённых пунктов Московской губернии по уездам. На тот момент в Клинском уезде насчитывалось 14 волостей. Наибольшее количество старообрядцев проживало в Петровской волости – 998 человек, из которых 392 беспоповца и 488 принадлежавших к Рогожскому согласию и 44 к Пребраженскому. Остальные поповцы числили себя за другими общинами. В самом селе Петровском проживали 42 старовера, а еще 214 – в деревне Бакланово.

На Высоковской бумагопрядильной ткацкой фабрике числили себя проживающими старообрядцами 84 человека. На самом деле в Клинском уезде старообрядцев было значительно больше, так как не все из них хотели платить больший налог и быть поражённым в правах. Для этого они меняли фамилии.

Расселение старообрядцев в юго-западной части Клинского уезда доказывает топонимика, на которой отразились следы идейно-политической работы реформированной патриархом Никоном церкви. Жителей, проявлявших упорство в отстаивании собственных взглядов на веру, объявляли язычниками, а за их населёнными пунктами закрепляли нарочито неблагозвучные названия. Так на карте Клинского уезда появились деревня Негодяева, которая сейчас называется Тихомирово на реке Малая Сестра рядом с селом Петровским, и пустошь Негодяева на реке Талице, притоке реки Нудоль, относящейся к Вельге.

Ещё откровенно неблагозвучное название носила деревня Поганцева на реке Волга на севере Клинского уезда.

Однако староверы отстаивали и благозвучные названия своих поселений. Особенно в клинском крае выделялись деревни Некрасино и Кузнечиково, в которых проживали, согласно тому же описанию, 390 и 264 старообрядца соответственно. В этих деревнях имелись старообрядческие молельни, а в Некрасино она известна с 1824 г. В обеих молельнях били колокола, о чем сообщает архивное дело 1836 г., озаглавленное «О снятии колоколов с раскольничьих часовен деревень Некрасино и Кузнечиково».

Интересно то, что топонимические названия, связанные со скоморохами, соседствовали с названиями деревень, где проживали старообрядцы. То есть гонения на тех и других господствующей церкви их сближали духовно и географически.

Старообрядцы-беспоповцы главным ставили выживание общины, а не наживу. Они приравнивали труд на мануфактурах и заводах к труду на земле, а потому отличались добросовестностью в любой работе, предприимчивостью и оказанием помощь друг другу. Гонения церкви и светской власти их только укрепили. Деятельность старообрядцев оказала положительное влияние на жизнь Клинского уезда как в промышленности, так и в обычной жизни.

МИХАИЛ ТОМИЛИН

Понравилась статья? Поддержите нас!

Подпишитесь на наши новости:

Оставить комментарий

vk668317