На защите южных рубежей

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Есть такая русская летопись, составленная в середине XV века — Рогожский летописец. Название ей дано по имени старообрядческого Рогожского кладбища, в архивах которого ее обнаружил в 1906 г. русский советский историк, специалист в области источниковедения Николай Лихачев.

Исследовал ее и ответственный секретарь клинского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Михаил Томилин.

Рогожский летописец представляет тверской взгляд на многие события русской истории, например, сообщает, что татары «взяша волость Клиньскую и множьство людии посекоша, а иныхъ въ пленъ поведоша». О чем здесь речь?

Великий князь Тверской Иван Михайлович – правнук князя Михаила Тверского, причисленного церковью к лику святых, — продолжил борьбу за единство Тверского княжества, за подчинение удельных князей своей единоличной власти и в октябре 1408 г. совершил очередной поход на Кашин, центр одноимённого княжества, посадив в городе своего наместника. Обычно вмешивавшееся в дела своего северного соседа великое княжество Московское не смогло помочь кашинскому князю Ивану Борисовичу из-за только что закончившейся войны с Литвой и обострения ситуации с Ордой.

Кашинский князь Иван Борисович после похода великого князя тверского Ивана Михайловича был заточён в темницу, и своеволие Кашинского удела закончилось.

В том же 1408 г. великий князь Московский Василий I Дмитриевич, сын князя Дмитрия Донского заключил мир с великим князем литовским Витовтом после первого стояния на реке Угре. Литовские войска выступили в поход на Москву, но на границе государств — реке Угре их встретили московские войска. До сражения дело не дошло, а князья заключили Угорский договор 1408 г, который установил границу между двумя великими княжествами в верховьях реки Оки по рекам Угра, Рёсса, Брынь. Левый приток Оки — река Угра бассейна реки Волги — ассоциируется со словами «угроза, угрожающая».

Действительно, не допускала сражений на своих берегах. В своей книге «Княжество Тверское (1247—1485 гг.)», изданной в Твери в 1994 г., немецкий историк Эккехард Клюг отмечает: «Едигей напал на Москву, потому что Василий Дмитриевич приютил у себя сыновей Тохтамыша, личных заклятых врагов сильного человека. Помимо этого Едигей обвинил московского великого князя в дурном обращении с татарскими послами».

Правда, неизвестно, каких именно детей приютил князь Василий. У Тохтамыша их было 13 от разных жён и наложниц. Скорее всего, это стало предлогом для начала восстановления Едигеем власти Орды над Русью, так как после ордынской смуты русские князья перестали платить дань.

По мнению исследователя Константина Шульгина, в 1382 г. Тохтамыш не воевал против князя Дмитрия Ивановича Донского, а помогал ему подавить мятеж литовца, самозванца Остея. В 1407 г. великий князь Московский Василий I Дмитриевич, дав убежище у себя детям Тохтамыша, показал продолжение дружеских, доверительных отношений князя Дмитрия и хана Тохтамыша.

Едигей служил темником, что равнозначно русскому наименованию воинского звания тумэнбаши в Орде. Слово «темник» произошло от русского слова «тьма», то есть десять тысяч. Известно, что Едигей службу начал в войсках Тимура, женатого на его сестре. После победы Тимура над Тохтамышем Едигей в 1407 г., а по другим источникам в 1405 г. убил Тохтамыша и практически узурпировал власть в Орде, назначая угодных ему ханов и став новым Мамаем.

Дети Тохтамыша оставались законными наследниками, а потому и стали кровными врагами Едигея. 1 декабре 1408 г. Едигей вторгся в Московское великое княжество и подступил к Москве. Василий I для сохранения рода и стабильности в княжестве ушёл в Кострому, поручив защиту столицы дяде

Владимиру Андреевичу Храброму. Едигей сразу отправил послов к великому тверскому князю Ивану Михайловичу с требованием «быти у Москвы часа того съ всею ратью тверскою, и съ пушками, и съ тюфяки, и съ самострелы и съ всеми съсуды градобииными…» Но тверской князь не подчинился требованию Едигея. «…. «Князь же Иванъ, — отмечал историк Эккехард Клюге, — не хотя сего сътворити, ни изменити крестнаго целованиа и давнаго мира и любви съ великымъ княземъ (великим князем Московским Василием I Дмитриевичем – М. Т.), но сице умысли: съ Твери поиде безъ рати, не въ мнозе дружине, и не доехавъ Москвы възвратися пакы съ Клина на Тверь. И таковымъ коварствомъ перемудрова: ни Едегея разгнева, ни князю великому погруби, обоимъ обоего избежа. Се же створи уменски паче же истински».

Великий Тверской князь Иван Михайлович мог бы воспользоваться ситуацией в свою пользу, но понимал, что если Едигей разгромит Москву, то он останется один на один против коварного Едигея, а сила и слава его как полководца ему была известна: в 1399 году, когда он стал великим князем Тверским, произошла битва на реке Ворскле, которая считается одним из крупнейших сражений XIV века в Восточной Европе. Тогда 12 августа 1399 г. между объединённым войском Великого княжества Литовского, его русскими, польскими и немецкими союзниками под командованием князя Витовта, с одной стороны, и войсками Золотой Орды под командованием хана Тимур-Кутлуга и эмира Едигея, с другой, битва завершилось полной победой татарского войска и разгромом литовского.

Действия тверского князя Едигею не понравились, и он направил войска на Тверь из Москвы. Клин в то время являлся южным пограничным укреплением великого княжества Тверского.

Поэтому и пострадал первым от прихода Едыгея с войском, но дал время Твери подготовиться к отражению татарского набега. Однако очередная замятня в Орде вынудила Едигея уйти и от Москвы, и отказаться от нападения на Тверь. Наш древний город Клин тогда выполнил возложенную на него миссию города–крепости по защите южных рубежей Тверского княжества.

МИХАИЛ ТОМИЛИН

770 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Рубрики

Заказать звонок
+
Жду звонка!